world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

Как выглядело «импортозамещение» в царской России

Попытки преодолеть товарную зависимость от иностранных «партнёров» предпринимались ещё в дореволюционной России. Импортозамещение всячески приветствовалось и вроде как имело место быть, но вот парадокс – без иностранной помощи оно было невозможным

Если отбросить в сторону пафосные заявления хрустобулочных «экспертов», утверждающих, что дореволюционная Россия была экономическим гигантом, и посмотреть на цифры и факты, то любому станет ясно, что это управляемая Романовыми империя была экономически неразвитой страной. И не просто неразвитой, а сильно зависимой от других стран, которые не только продавали в огромных количествах на российском рынке свои товары, но и контролировали значительную часть российской промышленности.

Как показало начало ХХ века, Россия вошла в новое тысячелетие с сырьевой экономикой и недоразвитой промышленностью, крайне ущербной системой управления, и первый же урок на способность противостоять вызовам времени – русско-японская война – был позорно провален. А вступление в Первую мировую войну против главного торгового и экономического партнёра – Германии – иначе как самоубийством не назовёшь.

Это понимал даже такой одиозный персонаж, как Григорий Распутин, с большим уважением относившийся как к немцам, так и к самой Германии. «Русский привык к немецким товарам. Немецкие купцы поставляют хорошие товары и идут покупателю навстречу. Немец умеет работать», так отзывался о немцах Распутин, если верить мемуарам его секретаря А. Симановича. «Уважение Распутина к Германии возросло ещё больше, после того как он узнал, что большинство употребляемых русскими крестьянами земледельческих машин германского производства». Если даже малограмотный мужик Распутин понимал, что война с Германией губительна для России, то что говорить о высокообразованных людях, кто привык оперировать цифрами и знал, насколько Россия зависима от немецких поставок.

Вот здесь и надо перейти к рассмотрению того, что именно поставляли в Россию не только немецкие, но и другие «партнёры». После чего даже слепому станет ясно, насколько Россия не соответствовала понятию «экономический гигант».

Если посмотреть на изданный в 1914 году «Обзор внешней торговли России по европейским и азиатским границам», то всего пары страниц хватит для понимания того, насколько страна зависела от «партнёров». Это может показаться странным и даже диким, но Россия в 1913 году ввезла из других стран каменного угля на 76 млн рублей, красок на 15 млн рублей, шерсти и пряжи на 19 млн рублей и железных изделий на 33,6 млн рублей. Если посмотреть на расширенный список «железных изделий», то там будут фигурировать… гвозди (!), наковальни, лопаты, мотыги, заклепки, серпы, подковы, писчие перья и рыболовные крючки.

Но это не всё. За границей покупался крупный и мелкий рогатый скот, чугун, выделанные кожи и удобрения, но что удивляет: например, говядины с салом было ввезено на 14,1 млн рублей. Вроде бы Россия была аграрной страной, да и животноводство было развито, но выделанные кожи и сало почему-то везли из-за границы, как и рогатый скот. И ещё 22 тысячи лошадей впридачу.

Разумеется, закупались и технически сложные товары – сельскохозяйственных машин было куплено на 39 млн рублей, а если посмотреть на военные заказы, то становится ясно, что России в войнах лучше было не участвовать. Потому что её армия и флот очень сильно зависели от настроения и благожелательности зарубежных «партнеров», которые её активно вооружали. Когда плакальщики по стране, «которую мы потеряли», гневно обличают англичан, что они, гады, вооружили Японию нам назло, то может, лучше посмотреть на вооружение русской армии и флота того периода?

Начнем с того, что русская армия была вооружена бельгийским револьвером Леона Нагана, трехлинейной винтовкой Мосина, некоторые части которой также были разработаны Наганом, и пулеметом американца Хайрема Максима. Если японский военный флот состоял преимущественно из английских броненосцев и крейсеров, то Россия скупала боевые корабли по всему миру. Так, легендарный крейсер «Варяг» был построен в США вместе с броненосцем «Ретвизан». Там же был построен погибший в Порт-Артуре крейсер 2 ранга «Забияка».

Броненосец «Ретвизан», сделан в США

Крейсера «Новик», «Аскольд» и «Богатырь» построены в Германии, причем в России «Новик» и «Богатырь» были импортозамещены, и по немецкому проекту было построено пять крейсеров, три из которых приняли участие в Цусимском сражении. В Германии также были построены миноносцы типа «Кит», большинство из которых погибло в Порт-Артуре. Во Франции построены крейсер «Баян», «Адмирал Корнилов», «Светлана», миноносцы типа «Форель» и броненосец «Цесаревич», по проекту которого в России были впоследствии построены пять броненосцев типа «Бородино», четыре из которых участвовали в Цусимском бою и были потеряны. Крейсер «Боярин» построен в Дании. И это только те корабли иностранной постройки, что имела Россия к моменту начала русско-японской войны. Так что если Японию боевыми кораблями вооружила Англия, то Россию вооружали всем миром.

Уже во время войны в Англии был заказан броненосный крейсер «Рюрик», а Германия ударными темпами строила крупные миноносцы, тогда называвшиеся минными крейсерами, – «Гайдамак», «Всадник», «Амурец» и «Уссуриец». В США заказывались подводные лодки, продолжалось сотрудничество и с Францией. Причем военные корабли и прочее вооружение Российская империя заказывала вплоть до последних дней своего существования, дошло даже до того, что оружие стали покупать у вчерашнего врага – Японии. Импортозамещение всячески приветствовалось и вроде как имело место быть, но вот парадокс – без иностранной помощи оно было невозможным.

Крейсер «Богатырь», сделан в Германии

Нередко зависимость от иностранных партнеров приводила к серьезным конфузам и большим потерям для казны. Например, заказанные накануне Первой мировой войны в Германии крейсера «Муравьев-Амурский» и «Невельской» были конфискованы сразу же после начала войны и служили в немецком флоте. Германия конфисковала и крупную партию артиллерийских снарядов и прочего военного оборудования, более того, в немецком плену оказались десятки русских офицеров, которые следили за выполнением контрактов и которых царское правительство «забыло» уведомить о том, что война может начаться со дня на день.

За несколько лет до войны немецкая фирма Blohm und Voss выиграла очень серьёзный конкурс на строительство линейных кораблей для русского флота. Но победа немецкой фирмы сильно возмутила Францию, которая являлась кредитором России. Французы пригрозили прекратить выдачу кредитов, если Россия закажет корабли в Германии. Фирме Blohm und Voss тут же указали на дверь, правда, российская сторона выплатила немцам 250 000 рублей компенсации.

Помимо постройки кораблей Германия снабжала Россию силовыми установками, например, на эсминце «Новик», которым очень любят гордиться плакальщики по потерянной России как самым быстрым миноносцем в мире, стояли турбины немецкой фирмы Vulcan. А русские линкоры-дредноуты снабжались силовыми установками английской фирмы John Brown. Про поставки из Германии радиостанций Siemens, Telefunken и прочего электрооборудования и говорить нечего, тут зависимость от «партнеров» была практически стопроцентной.

Исходя из вышесказанного прекрасно видно, что без сотрудничества с европейскими и американскими партнерами Россия вряд ли смогла бы не только иметь современную армию и флот, но даже не имела бы гвозди и подковы в нужном количестве.

В предвоенные годы Германия была крупнейшим торговым партнером России, на её долю приходилось 47,5% импорта и 30% экспорта, вот почему затяжная война с Германией была для России сродни самоубийству. Своих военных запасов перестало хватать уже в конце 1914 года, русские военные атташе занялись скупкой оружия буквально по всему миру, а когда Германия втянула в войну Турцию и были перекрыты стратегически важные для экспорта и импорта проливы Босфор и Дарданеллы, на шее Российской империи медленно и неотвратимо начала затягиваться удавка. И это неудивительно, ведь за границей закупалось буквально всё: военный атташе в Англии закупал… канаты, а атташе во Франции, граф А. Игнатьев – каски.

Наверняка каждый патриот, особенно из числа монархистов, неоднократно приходил в ярость от известных лермонтовских строк «Прощай немытая Россия». Особенно оскорбляло их слово «немытая», но дело в том, что цифры статистики показывают, что это не так уж далеко от истины. Вот что писал на эту тему В.П. Благовещенский в своей книге «Мыловарение», изданной в 1909 году: «В 1896 году у нас на одного человека было выварено всякого мыла всего лишь 1 фунт 23 золотника. Мы же знаем, что для самого экономного потребления мыла его нужно в год для всякого человека самое малое – это 15 фунтов. Таким образом, самые нормальные требования чистоты мы и то далеко не можем удовлетворить».

То есть вместо 6,1 кг мыла в год, требуемого для самого минимального уровня поддержания чистоты, русский человек в конце XIX века получал всего чуть больше 500 грамм мыла. И не потому, что не хватало мыловаренных заводов, а вот почему: «Если же мы наблюдаем в настоящее время малое количество потребляемого мыла, то это, кроме нашей бедности и некультурности, зависит точно так же и от дороговизны у нас самого мыла. Продажные цены туалетного мыла у нас настолько высоки, что пользование им недоступно даже для большей части городского населения, не говоря уж о сельском. Для большинства сельского населения купить кусок мыла, хотя бы самого низшего сорта, составляет уже вопрос большой важности,… так как фунт такого мыла вгоняется уже в 40 коп, а пуд в 16 рублей».

В. П. Благовещенский прямо пишет, что русский человек не может себе позволить мыла из-за своей нищеты. Особенно это относится к крестьянам, а это подавляющая часть населения царской России. После этого лермонтовские строки про «немытую» Россию звучат уже не как издевка, а как приговор. Кому? Да тем самым господам, кто триста лет правил Россией и у кого население не могло купить – не пылесос или автомобиль – а всего лишь лишний кусок мыла. Все мы прекрасно помним советское хозяйственное мыло, от которого многие воротили нос. Так вот в царской России на каждого гражданина в год приходилось два с половиной кусочка такого мыла, но это если мерить «среднюю температуру по больнице». Многие годами не видели и его, моясь с помощью щёлока, как в средние века.

Ненавистники СССР очень любят рассказывать про дефицит туалетной бумаги, в то время как советские космонавты покоряли космос. Они бы лучше посмотрели на то, чем и как мылись русские крестьяне в 1913 году. Вот они сильно удивились бы, увидев сцены времен Ивана Грозного, а может, и времен Киевской Руси. Если для выпуска главного фетиша антисоветчков – туалетной бумаги – требовалось разрабатывать специальную технологию её производства или покупать лицензию за валюту, то что мешало «экономическому гиганту» наварить мыла в достаточных количествах в конце ХIХ века?

Кстати, многие «хозяева жизни» в дореволюционной России на отечественное мыло вообще не смотрели, а очень любили заграничное, которое ввозилось в страну в немалых количествах. И как тут не вспомнить гоголевского Чичикова, который «всегда не был чужд разных наслаждений», например, тонких голландских рубашек и весьма недешевого мыла для «сообщения гладкости кожи». К этому надо добавить, что даже отечественное качественное мыло было недешевым из-за разного рода компонентов и отдушек, которые в Россию, разумеется, ввозились. Да что там компоненты, в Россию ввозились даже производители мыла, например, француз Альфонс Ралле основал в Москве косметическую фабрику – будущую «Свободу», – которая в том числе выпускала мыло по французской рецептуре и с использованием французского и итальянского сырья. Стоит отметить, что фабрика хоть и считалась российской, но всегда управлялась французами. Вроде и импортозамещение налицо, но всем заправляют иностранцы и продукт производят на заграничном сырье.

Не меньше прославился француз Анри Брокар, основавший московскую парфюмерную фабрику «Брокар и Ко», в советское время переименованную в «Новую зарю». Фирма Брокара выпускала разнообразные сорта мыла и прославилась на всю Россию. Основатель фирмы даже получил российское подданство, и его компанию можно было бы считать удачным примером полного импортозамещения, правда, для выпуска продукции в больших количествах закупалось импортное сырье и оборудование.

Мыло фирмы «Брокар и Ко»

Точно так же Россия импортозамещалась и в других областях. Например, воспетые любителями похрустеть французской булкой отечественные автомобили «Руссо-Балт» на самом деле являлись натурализованными иномарками. Если быть точнее, то на первых порах под маркой «Руссо-Балт» в России продавались частично локализованные бельгийские машины Fondu, и с этой же фирмы, в целях «импортозамещения», был приглашен инженер Жюльен Поттера. В дальнейшем, машины «Руссо-Балт» конструктивно удалось почти полностью импортозаместить, но доля импортных комплектующих всегда была немаленькой. Например, даже на последних выпущенных «Руссо-Балтах» часть электрооборудования была фирмы Bosch.

Несмотря на то, что Русско-Балтийский завод был крупнейшим производителем автомобилей в Российской империи, до своей национализации в 1918 году он выпустил около 500 автомобилей. Даже не специалисту понятно, что для «экономического гиганта», каким представляют дореволюционную Россию, такое количество произведенных машин крупнейшим автозаводом – курам на смех.

Исходя из вышесказанного, прекрасно видно, что импортозамещение в царской России было весьма условным. Страна столетиями зависела от заграничных «партнёров» практически во всём – от гвоздей, мыла и до автомобилей с аэропланами. Не случись революции, зависимость России стала бы ещё больше, потому что за годы Первой мировой войны царское правительство так залезло в долговую трясину, что страна вылезала бы из неё долгие годы. Это означало, что «партнёрам» за долги пришлось бы отдать в управление многие предприятия, а может, и отрасли.

И только революция смогла покончить с кабальной зависимостью от «партнёров», а впоследствии привела к полноценному импортозамещению, когда гвозди, мыло и самолеты страна выпускала самостоятельно, как и практически все остальные виды продукции. Во всяком случае, гвозди, рыболовные крючки и заклепки из-за границы больше не завозили вплоть до 1992 года, когда произошла буржуазная контрреволюция. После чего оставалось только вспомнить поговорку – на колу висит мочало, начинаем всё сначала.
 

Источник
www.km.ru
03.11.2021
Источник: www.km.ru

 Вы еще не подписаны?

подпишитесь прямо сейчас и вы вы узнайте первым самое интересное!

Нравится наш проект?

Поделитесь в социальных сетях, помогите нам продвигаться дальше ! спасибо!

обновлен02.12.2021 @ 14:30 всего 665,сейчас смотрят 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru