world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

Распад СССР: почему Перестройка была обречена на провал?

Единственным заметным плюсом перестройки стало открытие свободного выезда за рубеж. Но большинство граждан России не пользуются этим преимуществом

В этом году исполняется 30 лет с момента распада СССР. И 30 лет с момента окончательного провала Перестройки.

Понятно, что Перестройка в целом не удалась. Ставившаяся цель реформировать политическую, экономическую и общественно-идеологическую сферы для сохранения и укрепления страны потерпела неудачу. Так как предпринимавшиеся меры не только не укрепили страну, но и привели к ее ускоренному распаду.

Немногочисленные сторонники Перестройки указывают на то, что, несмотря на распад страны, меры, инициированные Горбачевым, изменили в корне общество в положительную сторону. Результатами чего и Россия и другие постсоветские страны пользуются до сих пор. Якобы от тоталитарного режима мы перешли к демократии, от идеологического диктата перешли к свободе, от неэффективной плановой экономики мы перешли к эффективной рыночной, от постоянного дефицита товаров мы перешли к товарному изобилию.

А в области международных отношений якобы прекратилось напряженное противостояние, угрожавшее существованию всего мира.

Что же произошло на самом деле?

Власти народа, демократии, не получилось. Это показали уже 90-е гг. Люди не смогли повлиять на происходившие процессы в государстве. Символом этого стал расстрел в 1993 г. выбранного народом парламента и высшего органа власти, Верховного совета. Никакого влияния на развязывание войны в Чечне у народа не было. Никакого контроля за результатами выборов 1996 года у народа не было: избирательные бюллетени были просто уничтожены. Никакого влияния на процесс «раздачи» государственной собственности «правильным людям» у народа также не было. В результате чего люди просто стали нищими. Это сказывается и до сих пор: в чрезмерном имущественном расслоении в обществе и в жизни на грани бедности для значительной части населения страны.

С идеологией похожая ситуация. Утверждение, что мы якобы расстались с идеологическим догматизмом миф. Просто на смену марксистскому догматизму пришел догматизм неолиберальный, базирующийся на пресловутом «вашингтонском консенсусе» и рекомендациях МВФ и Всемирного банка. Причем, в случае с марксистским догматизмом ситуация совсем неоднозначная: до конца 60-х гг. шли постоянные экономические эксперименты, нарушавшие догму: НЭП, сталинские индустриализация и кооперативы, хрущевские эксперименты в экономике, реформа Косыгина. И только 15 лет, с начала 1970-х и до середины 1980-х в стране проявлялся выраженный догматизм в экономике (период, который называют «застоем»). В этом отношении неолиберальный догматизм гораздо более продолжителен: он господствует уже 30 лет и никаких признаков отхода от него не видно. Результат – хроническая стагнация экономики России.

Утверждение, что от неэффективной плановой экономики мы перешли к эффективной рыночной – миф. Лучше всего об этом свидетельствуют данные экспорта России, показывающие реальную конкурентоспособность российской экономики на мировом рынке.

Так, по официальным данным ФТС за 2019 г., доля сырья и продуктов первого передела (таких как нефтепродукты, металлы и т.д.) в структуре экспорта России составила 88,6%, а доля машиностроительной продукции – всего 6,5%. В то же время в СССР доля экспорта машиностроительной продукции в 1986 г. составляла 15%, а в 1970 г. вообще 21,5% (а помимо этого экспортировались промышленные товары, продовольственные товары, текстиль и т.д.).

Конечно, могут возразить, что значительная часть этой продукции шла нашим союзникам. Но надо отметить, что эта продукция, тем не менее, была востребована нашими союзниками. А у современной России и союзников почти не осталось. Таким образом, уже только по этому показателю экономика современной России выглядит более неэффективной, чем советская.

Утверждение, что отказ от плановой экономики позволит нам уйти от «дефицита недорогих и качественных товаров» к товарному изобилию тоже оказалось мифом.

Действительно, полки магазинов наполнились огромным количеством продуктов. Весь вопрос в том, какого качества эти продукты, а они зачастую низкого качества. Ситуация, когда не знаешь, что купишь: молочные продукты или печенье, сделанные на основе настоящего молока или пальмового масла, мясо, выращенное на основе синтетических гормонов или выращенное в нормальных условиях и т.д.

Поэтому, можно сказать, что «дефицит недорогих и качественных товаров» остался, только приобрел еще более опасную форму: в СССР когда покупателю доставался продукт, можно было быть уверенным в его безопасности для здоровья, сейчас при всем изобилии продуктов – нельзя. Насчет цен – такая же ситуация: учитывая низкий уровень доходов значительной части граждан, у нас высокие цены. И к тому же – постоянно растущие.

Единственным заметным плюсом перестройки стало открытие свободного выезда за рубеж. Но большинство населения не пользуются этим преимуществом.

За последние 5 лет за границу выезжали только 22% граждан России, раз в год – только 9%, а заграничный паспорт имели меньше трети россиян (в 2016 г.). Несложно предположить, что основной причиной такого положения дел является низкий уровень доходов большинства граждан России.

В международной политике, действительно, произошло временное снижение напряжения. Но это снижение напряжения произошло не под влиянием изменения подходов к ведению международной политики, ее смягчения, перехода на общечеловеческие принципы – иначе говоря, торжества политики «нового мышления» Горбачева. Это снижение напряжения произошло за счет самоликвидации одного из двух противостоящих центров сил – СССР. А международная политика осталась той же самой: эгоистичной, агрессивной, опирающейся на «блоковое мышление».

Лучшими свидетельствами этого стали бомбардировки Югославии со стороны НАТО в 1999 г. и постоянные расширения НАТО, начиная с 1999 г., война в Ираке 2003 г., бомбардировки Ливии в 2011 г. и т.д. А лучший, более открытый мир, основывающийся на общечеловеческих ценностях – остался лишь утопией Горбачева, не имеющей никакого отношения к реальности.

Почему же Горбачев «провалился» практически во всех областях, за которые он взялся в рамках Перестройки?

Можно выделить 3 черты политики Горбачева, которые он продемонстрировал в ходе «перестройки: это романтизм, авантюризм и непонимание происходящих процессов. Эти черты проявились во всех сферах государственной жизни. Тем не менее, в тех или иных сферах преобладала одна из черт. Во внешней политике преобладал романтизм, во внутренней политике – авантюризм, а в экономике – непонимание происходящих процессов.

Романтизм Горбачева – политика «нового мышления»

Романтизм Горбачева ярче всего проявился в том, что он переоценил свои силы в деле преобразования мира и считал, что его идеи «покоряют» весь мир. Он выдвинул политику «нового мышления», которая предполагала отход от эгоистических, конфронтационных подходов к подходам, основанным на общечеловеческих ценностях, взаимоуважении, гуманности и.д.

Вообще, по его представлениям в центр перестройки должен был стать человек. Видимо, Горбачев считал, что его «новое мышление» поразило воображение западных лидеров, «обезоружило» их, и подтолкнуло их к усиленному сотрудничеству с Советским Союзом.

В то же время, «западные» лидеры не собирались расставаться с утвердившимися подходами к политике, а приветствовали политику Горбачева с одной стороны, в порядке вежливости, а с другой – давая ему возможность совершать односторонние шаги в снижении внешнеполитической силы СССР. По сути, все участие западных лидеров сводилось к частым встречам с Горбачевым, дружелюбным разговорам с ним, «подбадриванию» на скорейшие рыночные реформы и разоружение.

В реальной политике, действия «западных стран» и, в первую очередь США, даже не предполагали взаимности и уважения интересов друг друга. Воспользовавшись готовностью Горбачева идти на односторонние шаги в рамках политики «нового мышления», они заключали с ним соглашения, выгодные США, но не выгодные СССР. Как это было в случае с договором о ракетах средней и меньшей дальности 1987 г. (соглашение не затрагивало американские ракеты морского базирования). Или в случае с разделом морской территории в Чукотском и Беринговых морях 1990 г. (Соглашение о Линии Бейкера-Шеварнадзе, по которому США отходили неоправданно большие морские территории). Или просто давали ему обещания, которые впоследствии не выполняли. Как в случае с обещанием, что НАТО не расширится «ни на один дюйм на восток», если СССР согласится с объединением Германии.

На Западе воспринимали подход Горбачева как наивный и пользовались этой «наивностью». На словах полностью поддерживали политику «нового мышления», а на деле вели обычную эгоистичную и конфронтационную внешнюю политику.

В реальности, Горбачев совершенно ошибочно воспринимал западных лидеров и их намерения. Он не понимал того, что это в высшей степени прагматичные люди, ставящие на первое место интересы своих стран, а не отвлеченные идеи, наподобие «нового мышления». Видимо, на позицию Горбачева сильное влияние оказала западная пропаганда, пресловутые «голоса» («Голос Америки», «Радио Свободы», «Германская волна» и т.д.). В этой пропаганде ставка делалась на то, что Запад отстаивает «общечеловеческие ценности», стремится к миру, благополучию своих граждан, а вести противостояние его просто вынуждает СССР своим стремлением к гегемонии и навязыванием коммунистических режимов по всему миру. То есть в своей пропаганде Запад делал ставку на то, что ведет вынужденную и оборонительную борьбу.

Таким образом, становится понятной позиция Горбачева: он отказывается от поддержки освободительных движений и коммунистических режимов по всему миру, а Запад в ответ просто перестает обороняться и воспринимает политику «нового мышления». На Земле наступает всеобщий мир, основанный на общечеловеческих ценностях.

Но вся международная политика Горбачева оказалась простой утопией, именно по причине непонимания реальных намерений Запада во главе с США. А это не стремление к «миру, дружбе и жвачке», а агрессивное устремление к установлению собственной гегемонии, контролю над рынками сбыта и финансовыми потоками.

Второй чертой деятельности Горбачева были авантюризм и оппортунизм.

Авантюризм Горбачева – выбивание коммунистической партии из основания СССР без реальной замены

КПСС была значительно больше, чем простая партия. Эта структура была даже больше, чем «руководящая и направляющая сила» в государстве. Это был основной государственный институт, на котором базировалось функционирование страны. Формально страна была советской, на всех уровнях управления были советы, а во главе стоял Высший орган власти – Верховный Совет. Председатель Президиума Верховного Совета был формальным главой государства. Реально же в стране управляла партия.

Комитеты партии пронизывали весь управленческий механизм СССР, начиная от заводов и предприятий через районные и областные комитеты к центральному комитету, который избирал коллективный орган управления государством – Политбюро и реального руководителя страны – Генерального секретаря ЦК КПСС.

Горбачев, затевая Перестройку, понимал, что партия будет сопротивляться переменам, так как перемены означали бы изменение роли партии в управлении государством. А крупные партийные функционеры («номенклатура») были и так поставлены в комфортные условия, окруженные системой «привилегий». Номенклатура не испытывала проблем с дефицитом продуктов, так как пользовалась системой спецраспределителей. Не было проблем достать путевку в санаторий или получить автомобиль. Крупный партийный руководитель мог без особых проблем попасть за границу, главное было не слишком часто выезжать в страны Запада, чтобы никто не мог заподозрить в увлечении «загнивающим Западом».

Поэтому свой главный удар Горбачев направил именно по КПСС.

Сперва он ввел «своих людей» в Политбюро, добиваясь отсутствия сопротивления своим шагам на высшем уровне. А впоследствии, когда началось заметное противодействие шагам Горбачева на среднем уровне управления, он приступил к масштабной политической реформе. Эта реформа была объявлена на 19-й партийной конференции в 1988 г.

1-е секретари обкомов (реальные главы регионов), должны были выбираться на альтернативной основе, и значительная их часть потерпела поражение на первых же выборах. Было принято решение сделать ставку на народную демократию – избрать высший орган власти – Съезд народных депутатов.

Самый же ощутимый удар по партии Горбачев нанес в 1990 г., когда была отменена 6-я статья Конституции СССР о КПСС как о «руководящей и направляющей силе советского общества». Одновременно был введен пост Президента СССР, который Горбачев занял наряду с постом Генсека КПСС.

Понятно, что во всех этих действиях Горбачевым двигало не только желание проводить реформы. Он опасался быть отстраненным от власти, как это произошло с Хрущевым в 1964 г. С этой точки зрения, избрание его президентом должно было устранить такую опасность.

Но Горбачев не понял, что он просто ничего не может предложить стране взамен партии. Предложить себя в качестве опоры государства он не мог, так как не являлся личностью такой силы, чтобы сдерживать проснувшиеся центробежные силы в государстве. К тому же к 1990 г. авторитет Горбачева в стране был уже на крайне низком уровне, чтобы его воспринимали, как опору государства.

Ставка же Горбачева на народную демократию тоже была провальной. Вообще в крайней степени авантюрой было действовать исходя из предположения, что в стране, где народная демократия была задавлена на протяжении столетий, ее быстрое пробуждение произведет благотворный эффект.

Подорвав партию как основу государства и не дав ничего взамен, надеясь на благотворное влияние народной демократии, Горбачев просто обрек государство на крах.

Непонимание куда двигаться

Одна из ключевых ошибок Горбачева – он затеял Перестройку, не имея четкого плана действий, не понимая, куда двигаться, имея только отдельные, отрывочные представления.

Помощник Горбачева А.С.Черняев приводит его слова, сказанные в 1986 г.: «Готовых рецептов ни у кого нет… Ни в Политбюро, ни в правительстве. Всем надо думать, всем надо учиться, пробовать, рисковать. Начинать надо с себя, каждому! В работе здравый смысл подскажет. Главное – всё делать по совести, каждому взять на себя ответственность, постараться справиться с собой…» (Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым: По дневниковым записям, Глава 3).

Очевидно, надеяться на то, что здравый смысл заменит четкую программу действий – было просто утопией. Поэтому неслучайно, что после временного эмоционального подъема в обществе и, как следствия, подъема в экономике, начался устойчивый и все ускоряющийся спад. Положительная реакция на то, что к власти пришел относительно молодой политик, который говорит в общем-то правильные вещи, вскоре сменилась отрицательной реакцией на его реальные действия.

Одни из самых разрушительных действий были совершены Горбачевым в экономике. Действия, которые были призваны оздоровить экономику, окончательно ее подорвали.

Самыми вредными для страны можно признать законы «О государственном предприятии» 1987 г. и «О кооперации в СССР» 1988 г. Государственные предприятия получили чрезмерно большие права. В частности, они получили право поставлять часть своей продукции и сырья на образовывавшиеся при них кооперативы. Получилась схема легального вывода продукции и средств через предприятия: кооператив производил востребованные товары в большом объеме и продавал их по рыночным ценам. А государственное предприятие производило из остатков продукцию и продавало ее по государственным ценам. Также кооперативы получили возможность через государственные предприятия экспортировать продукцию и оставлять выручку на счетах иностранных банков.

Во многих случаях руководителями кооперативов при государственных предприятиях были родственники директоров этих предприятий или родственники партийной элиты соответствующего города или области.

Изначально эти законы задумывались с целью повысить эффективность государственных предприятий, вывести из тени «черный бизнес», дать раскрыться частной инициативе.

Однако в реальности результатом введения этих законов стало катастрофическое положение на потребительском рынке. Из продажи стали пропадать даже простейшие предметы потребления, такие как спички, туалетная бумага или мыло. В конечном итоге, в 1989 г. была введена система талонов на основные товары потребления.

Катастрофическое положение на потребительском рынке привело к новым метаниям Горбачева и уже попытке ввести рыночную экономическую модель в стране. В 1990 г. к рассмотрению была принята программа перехода к рынку «500 дней». Изначально вероятность ее принятия на союзном уровне была очень высока, она даже была принята на уровне Верховного совета РСФСР. Однако резкая оппозиция программе со стороны партийного аппарата привели к отказу от нее. В результате Горбачев «повис где-то между». Было принято решение для начала провести денежную реформу Павлова в 1991 г. Однако эта реформа не дала ожидаемых результатов.

В итоге в 1991 году, когда процесс разрушения СССР шел уже полным ходом, у Горбачева так и не было действенной программы экономических реформ.

Это был закономерный итог: реформы без четкого плана, «без готовых рецептов», в надежде на «здравый смысл» привели к ожидаемому провалу. Разумеется, недееспособность союзного руководства в деле нормализации экономики сыграла огромную роль в желании многих республик выйти из состава Союза.

Причина катастрофического положения в экономике – в том, что Горбачев не сделала выбор: либо план, либо рынок, либо смешанная экономика. Например, смешанная экономика, по типу НЭПа, когда командные высоты в экономике остаются за государством, за государством остается крупная промышленность, а частным структурам дается право заниматься мелким и средним бизнесом.

С учетом того, что в СССР была чисто плановая экономика, то единственно подходящим вариантом (во всяком случае, на первом этапе) была смешанная экономика. У нас же при Перестройке получился какой-то невиданный гибрид: основу экономики составляли почти автономные государственные предприятия, на которых «паразитировали» кооперативы.

Поэтому провал в экономике был неминуем.

Заключение

Однако можно ли весь провал Перестройки свести только к этим 3 чертам политики Горбачева: романтизму, авантюризму и непониманию куда двигаться?

Нет. Была и более масштабная причина – неправильное понимание причин сложившегося сложного положения в стране и неправильная постановка цели. Выражаясь медицинским языком, Горбачев правильно видел симптомы болезни, но поставил неправильный диагноз.

Как Горбачев видел причину кризиса в СССР? Якобы был истинный социализм при Ленине. Сталин его извратил, «закрепостив» народ через партию и карательные органы. Инструментом контроля партии над народом помимо карательных органов была идеология, всеобъемлющая и всеохватная. Поэтому нужно освободить народ, отстранив партию от управления государством, чему служит политическая реформа. А также подорвать влияние идеологии, чему служит политика гласности.

Реальная же причина проблем, из-за которых была сооружена система господства партии и идеологии – отсутствие в России национальной элиты. То есть такой правящей группы в обществе, для которой интересы народа и страны стоят выше личных и узкоклассовых интересов.

Именно отсутствие национальной элиты привело к системному кризису в Российской империи и ее краху на фоне Первой мировой войны. В начале 20-х гг. в СССР также ярко проявлялось отсутствие национальной элиты. Многие большевики являлись «интернационалистами», многие были готовы пожертвовать Россией, бросить Россию в «топку мировой революции». И сталинская идея построения социализма в «отдельно взятой стране» была чужда многим большевикам, так как при всем налете идеологии это была национальная идея.

Таким образом, сталинские преобразования, жесткий контроль над партией и над обществом, господство идеологии были призваны компенсировать отсутствие в России национальной элиты. То есть, созданный режим был призван заставить в первую очередь правящий класс работать на благо страны. Неслучайно, зачастую высшие партийцы подвергались не меньшему, а даже большему давлению, чем простые граждане. А идеология была призвана побудить и народ идти к одной цели, развитию своей страны.

Таким образом, Горбачеву нужно было сделать ставку на создание национальной элиты. Если бы он это сделал и ему удалось развить национальную элиту, то господство партии стало бы снижаться, а господство идеологии само собой начало бы уходить в прошлое.

Но Горбачев неправильно увидел причину проблем. И основные усилия сосредоточил на подрыве роли партии и идеологии, неспособный дать взамен какую-то прочную опору государству. Поэтому и провал затеянных им реформ, Перестройки, был запрограммирован изначально.

Источник
www.km.ru
10.12.2021
Источник: www.km.ru

 Вы еще не подписаны?

подпишитесь прямо сейчас и вы вы узнайте первым самое интересное!

Нравится наш проект?

Поделитесь в социальных сетях, помогите нам продвигаться дальше ! спасибо!

обновлен19.08.2022 @ 22:30 всего 3,995,смотрят 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru