world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

«Свои стреляли в своих»: что стоит за государственным мифом Литвы о борьбе за независимость

В исторической мифологии как таковой нет ничего зазорного, но с одной существенной оговоркой — если мифы не создаются для прикрытия откровенных преступлений, причем зачастую против собственного народа

13 января в Литве отмечали День защитников свободы. Эта дата установлена в память о трагических событиях 1991 года у Вильнюсской телебашни, когда провокация сепаратистов из «Саюдиса» обернулась человеческими жертвами, вину за которые нынешние литовские власти стремятся переложить на бывших «советских оккупантов». Ради поддержания этого мифа Литва готова посадить в тюрьму не только непосредственных участников тех событий, но и любого, кто посмеет усомниться в официальной точке зрения на них.

Государствообразующий миф

В исторической мифологии как таковой нет ничего зазорного, но с одной существенной оговоркой — если мифы не создаются для прикрытия откровенных преступлений, причем зачастую против собственного народа. Классическим примером здесь является интерпретация нынешними властями Литвы событий 13 января 1991 года у Вильнюсской телебашни.

Спусковым крючком конфликта можно считать либерализацию цен, о которой тогдашнее литовское правительство объявило за неделю до него. Как следствие, стоимость товаров в магазинах — прежде всего продуктовых — моментально взлетела. Народ такого «подарка», конечно, не оценил и охотно откликнулся на призыв Гражданского комитета Вильнюса и выступавшего против отделения Литвы от СССР правозащитного движения «Единство» собраться у местного Верховного Совета (ВС).

Митингующие требовали отставки кабинета Казимиры Прунскене и вроде бы даже пытались прорваться в здание — хотя последнее вполне может быть позднейшей инсинуацией со стороны дорвавшихся до власти антисоветчиков.

Как бы то ни было, председатель ВС Витаутас Ландсбергис поспешил призвать на помощь «сторонников независимости».
Тогдашний глава Советского Союза Михаил Горбачев 10 января потребовал отмены принятых литовцами антиконституционных актов и восстановления действия Основного закона на территории союзной республики. В Вильнюс вылетели сотрудники группы «А» Центра специального назначения КГБ, больше известной как «Альфа». В ночь с 12 на 13 января спецназовцы вместе с бойцами 7-й гвардейской дивизии ВДВ, разделившись на две группы, направились к парламенту и к телецентру, вокруг которых собралось много народа.

Противостояние у Верховного Совета в вооруженный конфликт не вылилось. А вот у телецентра силовики при поддержке десятка прибывших танков сначала расчистили путь к стратегически важному объекту, а затем взяли его штурмом.

В результате погибло 13 (а по мнению Генпрокуратуры Литвы, 15) человек, в том числе офицер «Альфы» Виктор Шатских, застреленный в спину. Еще 140 человек (согласно версии литовской стороны, 900) получили ранения.
Именно эта трагедия и послужила основой мифа о «борьбе литовского народа против советской оккупации», который вполне можно назвать государствообразующим для страны.

Предатели из ЦК КПСС

Уже в 2021 году ветеран КГБ СССР Юрий Кобяков сообщил, что к расстрелу протестующих были причастны курировавшие движение литовских сепаратистов «Саюдис» западные спецслужбы. А кровавая провокация стала следствием предательства: незадолго до отправки группы «А» в Вильнюс из здания ЦК КПСС в Москве кто-то позвонил Витаутасу Ландсбергису и передал в деталях весь план предстоящей операции. Исходя из полученной информации, «саюдисты» и предпринимали все свои последующие действия.

Тогда же, практически сразу же после окончательного выхода из состава СССР, руководители Литвы, развивая чрезвычайно выгодную им идеологему, затеяли судебное разбирательство по уголовному делу «о государственном перевороте».
Осенью 1996-го на скамью подсудимых усадили высших функционеров (естественно, уже бывших) компартии Литовской ССР: первого секретаря Миколаса Бурокявичюса, завотделом идеологии Юозаса Ермалавичюса и еще четверых человек. В итоге Бурокавичюса приговорили к 12 годам лишения свободы, Ермалавичюса — к восьми, остальные получили от трех до шести лет тюрьмы.

После произведенной расправы, получившей негласную поддержку со стороны коллективного Запада, у новых литовских властей возник соблазн масштабировать действо до международного уровня. Очень уж хотелось отправить за решетку и военнослужащих, которые участвовали в штурме телецентра.

Ради этого в 2010 году даже переквалифицировали уголовные обвинения — теперь силовикам инкриминировали преступления против человечности и военные преступления.

Стоит заметить, что такая ретивость обвинителей во многом подпитывалась странной позицией, занятой бывшими должностными лицами Советского Союза. Экс-министры внутренних дел и обороны в один голос уверяли, что никаких приказов о захвате Вильнюсского телецентра они не отдавали. А первый и последний президент СССР Михаил Горбачев и вовсе заявил, что «был не в курсе», и все произошедшее в январе 1991-го является исключительно инициативой военных.

На фоне этого предательства даже некоторые западные страны повели себя более ответственно. Скажем, Австрия, где в 2011 году был задержан бывший командир «Альфы» Михаил Головатов, почти тут же отпустила полковника, наотрез отказавшись экстрадировать его в Литву. В итоге Головатова литовцам пришлось судить заочно — как и последнего главу советского Минобороны Дмитрия Язова и еще 63 фигурантов из 67, которые проходили по уголовному делу.

Реально на скамье подсудимых оказались только двое: полковник запаса российской армии Юрий Мель и бывший начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения 107-й мотострелковой дивизии Геннадий Иванов.
В ту январскую ночь Мель находился в экипаже одного из танков, потом переехал в Калининград, успел уволиться из армии и был фактически похищен литовскими спецслужбами еще в 2014-м, когда приехал в Литву, чтобы купить себе лекарства.

Иванов же 13 января вообще не находился на службе, а просто приехал к телецентру посмотреть, что там происходит, и, будучи в военной форме, попал в кадр телекамеры. Долгие годы после этого он спокойно проживал в Вильнюсе, пока неожиданно для себя не попал под уголовное дело, поскольку якобы командовал четырьмя танками, принимавшими участие в захвате Дворца печати.

Цена правды — свобода

Процесс, начавшийся 27 января 2016 года в окружном суде Вильнюса, можно с полным правом считать фарсом еще и потому, что сторона обвинения предпочитала напрочь игнорировать множество фактов, свидетельствовавших в пользу обвиняемых. Например, официальная версия гласила, что все раненые и погибшие у телецентра пострадали исключительно от действий «альфовцев» и десантников. В то время как уже было установлено, что по крайней мере одного из убитых застрелили из винтовки Мосина, давным-давно снятой с вооружения советской армии.

В распоряжении суда имелись и откровения Аудрюса Буткявичюса, который в 1991-м руководил боевыми отрядами сепаратистов «Саюдиса» и являлся одним из приближенных Ландсбергиса, став позже министром обороны Литвы.

Буткявичюс еще весной 2000 года дал интервью еженедельнику «Обзор», где открыто признавался в том, что жертвы у Вильнюсской телебашни планировались заранее.

О том, что в сторонников независимой Литвы стреляли с крыш окрестных домов около 20 боевиков «Саюдиса», заявлял и другой руководитель этого движения Витаутас Пяткявичюс, в 1990-х являвшийся депутатом Сейма и даже председателем парламентского комитета по национальной безопасности. Однако и это признание прокуратура предпочла не заметить.

Но Пяткявичюс, по крайней мере, не поплатился за свои слова свободой, как это произошло с другим литовским политиком — Альгирдасом Палецкисом, в 2012 году предавшим огласке выписку из акта судмедэкспертизы. В соответствии с ней многие протестующие были убиты выстрелами сверху вниз. Также Палецкис указал на то, что имеются свидетели стрельбы по толпе с крыш и из окон близстоящих домов.

После того как он заявил, что «свои стреляли в своих», его обвинили в «отрицании советской оккупации».

Тогда политик отделался штрафом в 10400 литов, однако в октябре 2018 года его обвинили в шпионаже в пользу России. В мае 2021-го прокурор потребовал для Палецкиса девять лет лишения свободы, но Шяуляйский районный суд в июле «проявил гуманизм», приговорив подсудимого к шести годам за решеткой.

И судьи могут стать подсудимыми

Если «правосудие» Литвы настолько сурово по отношению к своим гражданам, то о россиянах и говорить не приходится. Вышеупомянутые Язов и Головатов получили 10 и 12 лет тюремного заключения соответственно, немалые сроки (вплоть до 14 лет) достались и остальным заочно осужденным.

Хотя стоит признать, что для некоторых литовские судьи сделали исключение. Гражданин Украины Александр Радкевич, проходивший службу в рядах советской армии и участвовавший событиях у телебашни, за вождение танка был приговорен сначала к четырем годам тюрьмы. Но в ноябре 2022 года его срок сократили до полутора лет.

А все потому, что Радкевич — ветеран АТО и сегодня, говорят, опять воюет в Донбассе в рядах ВСУ. Это ж другое.
Хуже всех из подсудимых пришлось Иванову и Мелю. 27 марта 2019 года первого приговорили к четырем годам лишения свободы. А калининградцу, до этого успевшему пять лет просидеть в СИЗО вопреки всем нормам Евросоюза, членом которого является Литва, сначала дали «по совокупности» вменяемых ему в вину уголовных статей семь лет.

На свободу Мель должен был выйти 12 марта 2021-го, однако литовская генпрокуратура потребовала пересмотра приговора обоим осужденным. И 31 марта Апелляционный суд добавил Иванову год тюрьмы, а Мелю — три.

В декабре 2020 года Россия решила действовать в отношении организаторов и исполнителей позорного судилища по принципу взаимности. Следственный комитет заочно предъявил обвинение судьям Вильнюсского окружного суда за незаконное уголовное преследование российских граждан. Всех их объявили в международный розыск.

Несмотря на кажущуюся условность таких действий, в Литве они вызвали изрядный переполох, граничащий с откровенным испугом.
Генеральная прокуратура поспешила заявить, что решение СКР «противоречит принципам правосудия, которыми руководствуются демократические правые государства». Ну, в данной ситуации уместнее всего слегка перефразировать известную русскую пословицу насчет того, что чья бы корова мычала, а литовская лучше б молчала.    

Автор: Андрей Локтионов

Источник
www.km.ru
15.01.2023
Источник: www.km.ru

 Вы еще не подписаны?

подпишитесь прямо сейчас и вы вы узнайте первым самое интересное!

Нравится наш проект?

Поделитесь в социальных сетях, помогите нам продвигаться дальше ! спасибо!

обновлен28.01.2023 @ 22:30 всего 5,621,смотрят 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru