world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

Украина и Закавказье: распад государств, дележ территорий и полное «отуречивание». Часть третья

«Национальная мина замедленного действия стала национальным фугасом, который рванул на полную мощь во время развала Союза. И местами рвется и сейчас по всему нашему периметру»

Часть 1
Часть 2

Мы продолжаем наш разговор о будущем нашей страны и стран ближнего зарубежья, с публицистом Игорем Моисеевым. Его точка зрения – особенно на фоне отсутствия таковых – зацепила наше внимание.

Родовое наследие «кремлян»

– Игорь Геннадьевич, Ваша точка зрения понятна – все нынешние огнедышащие межнациональные проблемы были заложены большевиками. Но после развала Союза уже можно было говорить о нацпроблемах? Тем более что в 90-ые годы они сами уже заявили о себе в полный рост…

– Большевики их заложили. А довели их до абсурда и точки кипения все последующие кремляне. И произошло это потому, что все они в той или иной степени были русофобами. После властной «точки бифуркации», которую большевики пролетели на галопе в кровавом вихре революции, русофобство на властном Олимпе страны стало своего рода визитной карточкой, входным билетом, фирменным стилем жизни и родовой чертой российской власти. А так как чувство это глубоко иррациональное, то порой найти логику в их поступках просто невозможно. И в горизонте стратегического планирования они постоянно рубят сук, на котором сидят.

До революции все было логично – большевикам нужно было обрушить ненавистный режим, опорой которого был государствообразующий русский народ. Поэтому в борьбе с ним они сделали ставку на национальные окраины и стали расшатывать страну по периферии, натравливать инородцев на русских, казаков, дворян и так далее. Тогда это было оправдано. Но по логике вещей, выпустив из бутылки джинн русофобии, после свержения строя его надо было тут же заталкивать обратно – хотя бы из соображений собственной безопасности. А вот этого до сих пор сделано не было. И национальная мина замедленного действия стала национальным фугасом, который рванул на полную мощь во время развала Союза. И местами рвется и сейчас по всему нашему периметру.

– А почем джинна действительно не запихнули обратно?

– Логичного и исчерпывающего ответа на этот ответ нет до сих пор. На самом деле причин, я думаю, несколько. Одной из них можно считать факт, что непосредственно русских по крови на вершине российского политического Олимпа практически не было. В то время в России в ходу была подпольная карикатура, где на фоне Кремля две противоборствующие политические группировки тянут властный канат в разные стороны. С одной стороны – Сталин, Орджоникидзе и Микоян. С другой – Троцкий, Свердлов, Радек, Луначарский и иже с ними. И подпись: «И заспорили "славяне" – кому править на Руси?».

Сталина в русском вопросе тоже швыряло из стороны в сторону, как на палубе корабля во время девятибалльного шторма. Мне кажется, кремляне просто боялись русских и русского бунта, как неуправляемой стихии. Именно они задали России, которая до этого якобы была «тюрьмой народов», совершенно иной вектор национального развития. И Россия из тюрьмы превратилась в «дойное вымя» народов.

Кто жил в советское время, наверняка помнит, что уровень благосостояния жителей Грузии, Армении, стран Прибалтики кратно отличался от российского. В центральной полосе России – нищие разрушенные деревни, спивающееся население, по всему Кавказу – вычурные маврские замки. Это резало глаз всем без исключения, кто в советские времена хоть раз отдыхал курортах черноморского побережья Кавказа.

Мало того. Такая «дальновидная» политика способствовала формированию новой мировоззренческой парадигмы и у «государство-не-образующих народов» и их национальной элиты. У окраинных и обласканных этносов возникло чувство собственной исключительности и презрения к русским нищебродам, которых они презрительно называли «борщами».

Не отставала от обывателей с переформатированным сознанием и национальная элита. У ней вообще мозги были вывихнуты иррационализмом. Будучи зачастую банальными паразитами и получив от «кремлян» все мыслимые и немыслимые блага, они считали себя обделенными, а свои республики – оккупированными алчной «рашкой».

Национальный фугас в сознании окраинных народов был заложен и ждал своего часа. Как сострил как-то мой коллега по работе в «Комсомольской правде», «есть народы государствообразующие, есть государстворазрушающие». Они и стали разрушать. Сначала – Советский Союз, потом – самих себя.

Дальше – больше. История предъявила всем русофобам счет в «проклятые 90-ые», как называет их политолог Алексей Пушков. Те годы промаршировали по стране под знаменем государственной русофобии. Тогда даже придумали новое слово – «русский фашизм». Ситуация была уникальная. По окраинам империи полыхали национальные войны, а власть боролась в России с придуманным ею же фейковым национальным явлением, старательно не замечая того, что резало глаза даже простому обывателю.

А может, вы просто балбесы?

В итоге империя стала отползать от ранее окормляемых ею окраин. И аборигены ожидаемо пустились во все тяжкие. Сначала они стали изгонять со своей территории русских, которые в обывательском сознании виноваты были всегда и во всем. А потом, в особо «горячих» регионах, стали убивать друг друга. Наиболее маразматично парад суверенитетов и рывок в пропасть проходил в Прибалтике. Бывшая немецкая колония, где пределом мечтаний местных жителей была должность «выносящего ночные горшки» за немецким баронами, в свое время получила от СССР космические инвестиции. Здесь строились морские порты, современные машиностроительные и радиоэлектронные заводы. Сюда приезжали специалисты–инженеры со всей России – своих в этих традиционно сельскохозяйственных регионах не хватало.

В итоге и в сознании элиты и местных жителей возник и был мифологизирован стереотип, что все это добыто их личным трудом и умом, а понаехавшие «русские борщи» мешают им жить. И они устроили им политику развитого апартеида, которая продолжается до сих пор.

Итог: русские уехали, экономика некогда процветающих стран в глубокой коме, все социально активное мужское население драит и ремонтирует унитазы по всей Европе. Раньше та же Латвия продавала свой автомобиль марки «РАФ» всему Советскому Союзу, теперь может поставлять на Запад только один товар – русофобию. Все остальное прибалтийское – от шпрот до РАФов там даром никому не нужно.

И вот ведь парадокс – градус русофобии в этих карликовых странах меньше не становится. Прошло тридцать лет, а у этих псевдоевропейцев до сих пор нет ни осмысления, ни анализа своих ошибок и своего будущего. Даже обычно корректный политолог Сергей Михеев, глядя на их выкрутасы, усомнился: «Ребят, а может, вы просто балбесы?».

– Вы хотите сказать, что есть народы-балбесы?

– Не надо питать иллюзии по воду мудрости народа. Любой народ без национального лидера – это овцы без пастыря. Народу подсунули демократию, как вокзальные каталы свои стаканчики обывателю, и он решил, что теперь вправе выбирать себе лидера. Только «лидеров» назначат уже без него, а ему предложат выбрать из уже готового набора. Вам кто милее – педофил или педераст? Вот и выбирайте. В том – вся суть западной демократии.

– И какое будущее ждет народы?

– А у них нет будущего. И в Грузии, и в Прибалтике, и на Украине сокращение населения идет рекордными темпами. И совершенно очевидно, что все эти регионы превратятся из стран в территории, которые будут делить меж собой более крупные геополитические игроки.

Этносы под названием латыши, эстонцы и литовцы можно будет заносить с Красную книгу исчезающих народов – как в свое время бриттов, гасконцев или индейцев племени могикане.

Выйдя из-под патроната России, эти народы купили себе и своим странам «билет в никуда». И вопрос исчезновения с лица планеты и самих этих стран, и населяющих их народов носит исключительно временной характер.

Часть 1
Часть 2

Источник
www.km.ru
19.03.2021
Источник: www.km.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

обновлен16.04.2021 @ 22:30 всего25,440,сейчас 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru