world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

Как масштабировать Биткойн, ничего не меняя

Как только Биткойн стал набирать популярность, в сообществе возникли споры о том, как его масштабировать. Ведь согласно уайтпейперу Биткойна, который предложил таинственный Сатоши Накамото, блоки транзакций в сети не могут быть больше 1 мб в размере, а это ограничивает пропускную способность сети Биткойна до 8 транзакций в секунду.

Сегодня мы хотим поделиться с вами очередными размышлениями криптоэнтузиаста и сооснователь статистического ресурса Coinmetrics.io, Ника Картера.

Практически с самого начала «дискуссию о масштабировании» Биткойна и криптовалют вообще можно было представить в гегельянских понятиях, о которых мы расскажем ниже.

  • Тезис: пиринговые криптовалюты полезны для онлайн-коммерции.
  • Антитезис: онлайн-коммерция требует миллионы транзакций в день.
  • Синтез: чтобы преуспеть, криптовалюты должны масштабироваться.

Это было исходным пунктом рассуждений в индустрии и прессе большую часть последнего десятилетия. В настоящей статье я покажу, что эта навязчивая идея упускает из виду главное, и предложу альтернативный взгляд. Я считаю, что институциональное масштабирование – это недооценённый вектор, в котором вполне возможно двигаться без существенного ущерба для гарантий Биткойна.

Я имею в виду идею Хэла Финни о биткойн-банках, которые будут выпускать векселя, обеспеченные криптовалютой. Если хорошо поискать, то примитивная версия такой системы уже существует. Однако для того, чтобы сохранить такие гарантии, как редкость, биржи и кастодианы должны регулярно подтверждать, что их резервы соответствуют их обязательствам.
Дальновидность получателей рассылки
Самым первым публичным комментарием к уайтпейперу Сатоши, поступившим через пять часов после его рассылки криптографам, было следующее проницательное наблюдение Джеймса Дональда:

«Если транзакции будут проводить сотни миллионов людей, то понадобится большая пропускная способность – каждому нужно знать всё или его существенную часть».

Джеймс понял то, что ускользало от внимания многих тех, кто стремглав бросился в кроличью нору терабайтных блоков: Биткойн работает только потому, что любой может хранить копию реестра и постоянно её синхронизировать. Если синхронизация с текущим состоянием реестра будет слишком дорогой, то проводить её смогут лишь немногие избранные, что фактически добавит иерархию в системе, которая, чтобы функционировать, должна быть одноуровневой.

Что интересно, в ответе Сатоши на этот вопрос упоминаются SPV-доказательства, что в свете сегодняшних знаний кажется несколько наивным. Предполагается, что SPV-доказательства позволят неполному узлу знать, что транзакция была включена в блокчейн, не скачивая его полностью. Бездумно ссылаться на SPV-доказательства как решение проблемы масштабируемости – это примерно то же самое, если бы учёные, занимающиеся программой «Аполлон», сказали: «Путешествие на Альфу Центавра? Да всего-то нужно превысить скорость света!».

Достаточно сказать, что на сегодняшний день SPV-доказательства практически больше не рассматриваются как действенный метод масштабирования. В разных сценариях они сводятся к тому, что пользователям всё равно придётся проверять весь блокчейн.

Джеймс попал в самую точку. Он сразу понял, что Биткойн – это единый реестр, который все узлы сети должны заново подтверждать каждые 10 минут. Поскольку все должны всё видеть, сотни миллионов людей, проводящих транзакции, просто перегрузят систему.

Но что, если предпосылка о том, что Биткойн предназначен для глобальной пиринговой онлайн-коммерции на индивидуальном уровне, ошибочна? И здесь в нашей истории появляется Хэл Финни.
Видение Хэла

В 2010 г. первопроходец цифровых денег Хэл Финни привёл доводы в пользу того, что можно назвать институциональным подходом к масштабированию Биткойна.

«Есть хорошие причины для существования банков с резервами биткойнов, которые выпускают собственную цифровую валюту, конвертируемую в криптовалюту. Сам Биткойн не может масштабироваться так, чтобы все до единой финансовые транзакции в мире транслировались всем и включались в блокчейн. Нужны платёжные системы второго уровня, которые будут не такими ресурсоёмкими и более эффективными. Аналогично время, необходимое для подтверждения транзакций Биткойна, будет практичным разве что для покупок на средние или большие суммы.

 

Банки с биткойн-резервами решат эти проблемы. Они могут работать так, как банки до национализации валюты. Разные банки могут иметь разную политику: одни могут быть более агрессивными, другие – более консервативными. Одни могут использовать частичное резервирование, а другие будут на 100% обеспечены биткойнами. Процентные ставки могут варьироваться. Курс у одних может быть ниже, чем у других».

Проявив блестящую проницательность, Хэл понял, что базовый уровень Биткойна в его нынешнем формате никогда не масштабируется в желаемой мере. (К сожалению, многие сторонники Биткойна не поняли этого, что привело к ожесточённым войнам за увеличение размера блоков в 2015-17 гг.). С точки зрения Хэла Биткойн должен выступать высокоуровневыми деньгами, используемыми в крупных взаиморасчётах между финансовыми институтами, а не платёжным токеном, используемым в электронном эквиваленте мелких наличных платежей. Он осознал, что довольно медленное подтверждение транзакций Биткойна (в сравнении с наличными и кредитными картами) в сочетании с неэффективностью самого блокчейна означает, что использовать его в повседневных платежах – это всё равно что пытаться вставить куб в круглое отверстие.

Хэл представлял себе систему, где банки доступны для аудита, подотчётны и имеют прозрачные резервы. Может даже развиться свободный рынок резервов, где вкладчики смогут выбирать банки с таким уровнем обеспечения, который соответствует их склонности к риску.

Банки с недостаточными резервами могут терпеть крах, но это будет здоровый рыночный сигнал, так как отбраковка слабых элементов сделает всю систему сильнее. Сравните это с той системой, всю суть которой мы увидели в 2008-09 гг.: финансовые институты по уши в долгах, зная, что если что-то пойдёт не так, государство им поможет. Поскольку власти дали понять, что не дадут банкам рухнуть, рынок лишился ценного механизма обратной связи и риски стали всё более абстрактными, непрозрачными и скрытыми.

Как писала Элен Оу:

«Финансовые институты вызывают у людей чувство безопасности, скрывая риски под наслоениями сложности. Криптовалюта ставит риски на видное место и хвастается этим в интернете».

В финансах риски никуда не деваются, даже если они неявны, и их сокрытие часто ведёт к более плачевным последствиям.

Точно так же как финансовые институты один за другим становились банкротами из-за токсичных балансов в 2009 г., когда риски незаметно возросли, подавляемые системные риски вылезут на поверхность, когда сегодняшний кредитно-денежный эксперимент даст трещину.

Может ли Биткойн это смягчить? Возможно, нет. Но сама его структура способствует созданию альтернативной финансовой системы, которая будет намного прозрачнее и открытее в отношении рисков, чем нынешняя. Таким видел его Хэл Финни: биткойн как виртуальный актив, доказуемые резервы которого держат финансовые институты. Не являющийся ничьим пассивом прозрачный виртуальный актив, с помощью которого банки смогут доказать свою жизнеспособность.
Масштабирование гарантий
иллюстрации: БитНовости
Но давайте вкратце напомним, что мы вообще имеем в виду под масштабированием. Сейчас уже очевидно, что простое увеличение размера блоков не работает. Биткойн должен быть доступен для аудита, а это требует полного, несокращённого реестра.

В сущности, Биткойн полагается на то, чтобы все знали обо всех транзакциях. Возможно ли масштабирование без ущерба для этого ключевого качества? Посмотрим, как в этом ракурсе чувствуют себя основные классы инноваций, связанных с масштабированием:

  • Отложенные взаиморасчёты (главным образом, Lightning). Lightning и другие подобные модели позволяют пользователям проводить транзакции, окончательные взаиморасчёты по которым будут произведены позже. Гарантии блокчейна остаются, но они не используются в каждом платеже. Недостаток этих моделей в том, что, например, окончательный расчёт происходит не мгновенно и нужно быть онлайн для получения платежа.
  • Модель баз данных (масштабирование базового уровня). Как уже упоминалось, простое увеличение размера реестра лишает блокчейн его преимуществ, так как не все могут его хранить. Возможно, для этого существует какой-нибудь способ, требующий минимального доверия, с SPV-доказательствами и защитой от мошенничества, но он пока не обнаружен.
  • Воспроизведение гарантий в других блокчейнах (сайдчейны, наследование безопасности, объединённый майнинг). Эта модель предоставляет безопасность Биткойна другим блокчейнам или увеличивает размер блоков самого Биткойна. Монеты с объединённым майнингом, такие как Namecoin, подходы с «доказательством доказательства» (proof-of-proof), такие как VeriBlock, и сайдчейны, такие как Rootstock, более-менее относятся к одному классу подходов к решению проблемы. Они представляют многообещающий потенциальный путь к масштабированию, так как переносят гарантии Биткойна на потенциально неограниченные блоки, но они пока недостаточно изучены. Однако возможен ущерб для гарантий – остаётся риск, что майнеры могут цензурировать транзакции в сайдчейне или как-то по-другому в него вмешиваться. Готовые реализации, которые мы видели, такие как Liquid, используют консорциумы, вместо того чтобы полагаться на доказательство выполнения работы.
  • Институты с минимизированным доверием. Этот подход применяет гарантии Биткойна – доступность для аудита, редкие цифровые деньги – в контексте депозитарных институтов. Если вкратце, то конечными пользователями Биткойна будут институты, такие как биржи, банки и кастодианы, тогда как их клиенты будут опосредованно пользоваться преимуществами первой криптовалюты. Некоторые недостатки остаются, и ряд свойств Биткойна неприменимы в кастодиальном контексте, но если будут реализованы такие протоколы, как доказательство платежеспособности, то некоторые гарантии Биткойна будут доступны пользователям, пусть и через посредников.
  • Как должны выглядеть биткойн-банки?
    иллюстрации: БитНовости
    Состоятельна ли идея Хэла о мире банков с биткойн-резервами? В определённом смысле такой мир уже существует, так как многие пользователи соприкасаются с Биткойном не напрямую, а через кастодианы и посредников. Хотя большинство бирж заявляют о полном обеспечении, на практике это не всегда так. Очевидно, например, что у QuadrigaCX большую часть существования было лишь частичное резервирование. Мне не нужно здесь пересказывать мрачную историю о злоупотреблениях и недобросовестности криптовалютных бирж.

    Нечто такое простое, как протокол доказательства платежеспособности, сделало бы положение Quadriga очевидным задолго до того, как компания обанкротилась. В мире, где все биржи доказывают свою платежеспособность, Quadriga просто отказалась бы это делать, что вызвало бы справедливые подозрения и сохранило бы пользователям нервы и деньги.

    Идеальный биткойн-банк должен использовать схемы вроде доказательства платежеспособности, чтобы передать гарантии Биткойна вкладчикам. Конечно, эти схемы не безупречны и здесь возможна недобросовестность, но это довольно высокая планка. Ты можешь врать аудиторам, если ты публичная компания, но, скорее всего, рано или поздно тебя разоблачат и это уже будет нарушение закона. Любой серьёзный биткойн-банк будет подвергаться аудиту только в том случае, если считает, что удачно его пройдёт. Как уже упоминалось, если это обретёт популярность, то это разделит депозитарную индустрию на надёжные банки с хорошей репутацией, которые регулярно доказывают свои резервы, и ненадёжные банки, вызывающие подозрения из-за нежелания проходить аудит.

    Стоит внести ясность, что я не отрицаю, что долговые обязательства, обращаемые внутри банков и между ними в целом не имеют свойств Биткойна. Я лишь предлагаю способ, как сделать эти долговые обязательства больше похожими на Биткойн, предоставив вкладчикам определённые гарантии.
    Избранные свойства Биткойна по методу использования

    Свойство
    Предъявительский актив
    Открытость
    Редкость
    Программируемость
    Проверяемость

    Определение
    Держатель считается владельцем; право собственности не принадлежит третьей стороне
    Пользователи могут проводить транзакции, не спрашивая разрешения у какой-либо третьей стороны
    Будет существовать только 21 млн единиц; никакая третья сторона не может изменить темпы эмиссии
    Возможно создание простых условных контрактов
    Пользователи могут проверить, не нарушаются ли правила базового протокола

    Сила
    Базовый уровень Биткойна
    Сильный; протокол Биткойна рассматривает любого с ключом от UTXO как владельца
    Сильная; на базовом уровне не нужны разрешения, чтобы отправлять или получать биткойны
    Сильная; PoW гарантирует соблюдение расписания эмиссии
    Ограниченная программируемость с помощью сценариев: HTLC мультиподписей
    Сильная; пользователь может проверить верность всего блокчейна

    Сеть Lightning
    Сильный с оговорками; биткойны в каналах обременены, но в конечном счёте доступны
    Некастодиальные пользователи Lightning могут проводить транзакции без разрешений
    Сильная; Lightning не может использоваться для создания новых биткойнов
    Значительно улучшенная программируемость с сохранением гарантий Биткойна
    Сильная, но требует более активного мониторинга

    Биржи
    Слабый; чтобы получить подлинные биткойны, требуется вывод средств
    Практически отсутствует; требуется разрешение
    Может пострадать; частичное резервирование может временно увеличивать предложение BTC
    Ограниченная программируемость; нет гарантий Биткойна
    Нет проверяемости

    Биржи + доказательство платежеспособности
    Слабый, хотя клиенты могут быть уверены, что обязательства могут быть выполнены
    Отсутствует, как и выше
    Сильная; с надёжными протоколами платежеспособности пользователи могут быть уверены, что средств столько, сколько заявляется
    Ограниченная программируемость
    Частичная проверяемость в отношении отсутствия инфляции, однако меньшая, чем при наличии полного узла

    Из таблицы выше видно, что хотя Lightning и другие подходы с надстройками или пристройками к блокчейну переносят гарантии Биткойна в другие сферы, биржи с доказательством платежеспособности также могут внести свой вклад. Сайдчейны (если их удастся адекватно реализовать) и Lightning не являются взаимоисключающими с предлагаемой институциональной моделью: я представляю их как параллельные и дополнительные подходы к масштабированию Биткойна. Важно отметить, как мало значит долговое обязательство на бирже без доказательства резервов. Оно очень далеко от базового уровня Биткойна.

    Также стоит отметить, что хотя Lightning и другие подходы второго уровня вполне могут стать мейнстримными методами масштабирования, они делают это с другим набором гарантий. У Биткойна и Lightning разные исходные предпосылки. В этом нет ничего обязательно плохого – и энтузиасты и разработчики Lightning это признают, – но гарантии расчётов здесь не совсем такие нерушимые, как в чистом Биткойне. Таким образом, прецедент масштабирования Биткойна с различными альтернативными уступками вполне обоснован и должен быть также перенесён и на институты.
    Создание кредита в Биткойне

    Многие биткойнеры отпрянут в ужасе от слов «частичное резервирование», несмотря на то что их произносил сам первый последователь Сатоши Хэл Финни. Однако я считаю, что рисками частичных резервов можно управлять, если они подотчётны перед свободным рынком и если банки прозрачно раскрывают свои фактические резервы.

    Проблема бирж с частичным резервированием, на мой взгляд, не в том, что они не имеют полного обеспечения, а в том, что они искажённо показывают свои риски клиентам. Несмотря на бурные споры об этом среди последователей австрийской экономической школы, я лично поддерживаю свободный рынок пользовательских вкладов, где биржи могут иметь разный уровень резервов.

    Важно, чтобы эти резервы были прозрачными и чтобы пользователи могли адекватно оценить риск неплатежеспособности. Как хорошо известно, на практике для работы банка полное обеспечение не обязательно, так как пользователи обычно не снимают все свои вклады одновременно. В США, например, крупные депозитарные институты должны держать резерв, равный минимум 10% обеспеченных обязательств. Я не знаю, какая цифра будет подходящей для мира Биткойна, но верю в способность рынка её найти. Из популярности платформ для кредитования, таких как BlockFi, очевидно, что некоторые пользователи предпочтут счета, приносящие проценты, и, следовательно, смогут принять несколько большие риски в банке.
    Что на самом деле доказывают доказательства платежеспособности?
    До сих пор я рассматривал доказательства платёжеспособности и резервов как практически одно и то же, но это не совсем верно. Следует уточнить терминологию. Доказательство резервов подразумевает то, что у вас действительно есть, и оно обычно не имеет смысла без соответствующего доказательства обязательств, то есть того, что, как вы заявляете, вы должны. Вместе, если всё выполнено должны образом, они могут выступать условным доказательством платежеспособности.

    Доказательство резервов + Доказательство обязательств = Доказательство платежеспособности

    =

    У вас есть столько, сколько вы заявляете + Вы должны столько, сколько заявляете = Ваши резервы соответствуют вашим обязательствам

    Первый метод доказательства платежеспособности был формализован Грегом Максвеллом и Питером Тоддом, и мы будем называть его подходом Меркла. Подход Меркла позволяет пользователям биржи удостовериться, что их баланс включён в список всех клиентских балансов, который биржа публикует для аудита. Этот процесс состоит из двух частей: доказательство того, сколько вы должны, и демонстрация того, сколько у вас есть. Как описывает Грег Максвелл:

    «Сначала ты показываешь, сколько средств у тебя есть, с помощью signmessage для фактических монет в блокчейне. Это достаточно просто.

     

    Затем нужно доказать, сколько ты должен иметь. Это немного сложнее. Можно просто опубликовать балансы ВСЕХ, например по ID аккаунта, но это нежелательно по причинам конфиденциальности и из коммерческих соображений».

    Доказать резервы легко – биржа подписывает транзакцию со всеми своими UTXO. Теперь любой может увидеть, что у биржи есть x BTC. Конечно, биржа может для этого взять биткойны взаймы. Именно поэтому аудит будет работать, только если он будет происходить на постоянной основе, и он должен сочетаться с анализом денежных потоков (представьте, что биржа берёт кредит на 10 000 BTC каждый квартал за неделю до аудита её платежеспособности, и погашает его на следующий день!).

    Сложнее доказать, сколько ты должен – то есть твои обязательства перед вкладчиками. И здесь в игру вступает дерево Меркла: оно позволяет пользователям удостовериться, что их счета и балансы включены в конечный хеш, не раскрывая деталей чьего-либо баланса или счёта. Подобно коллективному иммунитету, пользователи могут получить относительно сильные гарантии, что биржа не врёт, если свой баланс проверит достаточное их количество.

    Недобросовестная биржа, конечно, может смошенничать, опубликовав нулевые балансы для неактивных счетов, которые, как она ожидает, не будут проводить проверку; но она подвергается большому риску: если хотя бы один такой счёт проведёт проверку, биржа будет разоблачена.

    Как говорит Зак Уилкокс, подход Меркла:

    «…даёт способ проверить, что предполагаемые обязательства биржи перед тобой включены в те, которые она публично заявляет, и позволяет принять обоснованное решение насчёт того, стоит ли дальше иметь с ней дело, если эти цифры расходятся».

    Стивен Рус из Blockstream формализовал часть с доказательством резервов в BIP и реализации на GitHub. Это должно сочетаться с доказательством обязательств (как описано выше) или надёжным аудитором.

    Проблема подхода Меркла в том, что он делает обязательства биржи публичными, что для многих бирж может быть нежелательным. Так, в 2015 г. Дагер, Бюнц, Бонно, Кларк и Бонэ опубликовали статью «Provisions: доказательства платежеспособности для биткойн-бирж с сохранением конфиденциальности». Чтобы устранить недостатки подхода Меркла, Дагер и др. разработали криптографическую схему Provisions, которая:

    «Позволяет бирже публично доказать, что у неё есть достаточно биткойнов, чтобы покрыть все клиентские балансы, так, чтобы: 1) все клиентские счета оставались полностью конфиденциальными; 2) ни на одном счету не было отрицательного баланса; 3) биржа не раскрывала общий размер своих активов или пассивов; и 4)биржа не раскрывала свои биткойн-адреса».

    Схема Provisions состоит из трёх протоколов:

    • Доказательство активов (резервов): биржа использует доказательство с нулевым разглашением, чтобы продемонстрировать, что она имеет определённую сумму BTC, не раскрывая эту сумму;
    • Доказательство пассивов (обязательств): биржа гарантирует общую сумму пользовательских балансов, также позволяя клиентам в частном порядке проверить верность указанного биржей баланса;
    • Доказательство платежеспособности: биржа доказывает с нулевым разглашением, что сумма доказательств активов и пассивов равна 0.

    Это лучше, чем подход с деревом Меркла + signmessage, так как здесь не раскрывается баланс биржи, а вместо этого просто выводится 1 или 0 – биржа платежеспособна или нет.

    Существует также множество промежуточных инструментов между подходом Меркла и различными предлагаемыми подходами с нулевым разглашением, позволяющих биржам доказать свою платежеспособность, в которые я не буду здесь углубляться.
    Где же Биткойн-банки?

    Если Биткойн-банки Финни могут помочь масштабировать ведущую криптовалюту, то где они? Крупные биржи и кастодианы (я использую здесь биржи, кастодианы и другие депозитарные институты как взаимозаменяемые понятия с «банками») – это лишь очередные доверенные третьи стороны. Как привратники Биткойна, они приносят больше вреда, чем пользы, препятствуя свободному доступу.

    Возможно, это утверждение несколько преувеличено. Хотя долговые обязательства на BTC бирж вроде Coinbase, Bitfinex и Xapo не дают пользователям тех же транзакционных гарантий, что чистый Биткойн, всё же они представляют недооценённый вектор масштабирования. В числе сторонников институционального масштабирования CEO Xapo Венсес Казарес:

    «На Xapo происходит много транзакций. Поскольку транзакции внутри биржи не должны проходить через блокчейн, они проводятся в реальном времени и бесплатно. Сегодня на каждую транзакцию, которую мы проводим через блокчейн, приходится примерно 20 транзакций внутри Xapo».

    Несложно увидеть, как Биткойн-банк может выпускать в сайдчейне векселя на депозиты. Однако чтобы они внушали доверие, нужна конвертируемость. Это та же проблема, с которой столкнулся Tether, – какое-то время никто не верил, что компания действительно способна погашать USDT. Здесь может помочь постоянный аудит резервов.

    Как уже говорилось, доказательство резервов позволяет депозитарному институту доказать наличие определённой суммы, после чего с помощью доверенного аудитора можно продемонстрировать, что его обязательства соответствуют резервам.

    Или же можно позволить пользователям проверять, существуют ли внутренние балансы, совпадающие с их вкладами. Если это будет делать достаточно пользователей, то можно иметь разумно сильные гарантии, что биржа платежеспособна. Стоит заметить, что доказательство резервов – это ни в коем случае не панацея. Дэнни Брэдбери из Coindesk отмечает, что необходимо доказывать как резервы биткойнов, так и фиатные операции, и что постоянное доказательство резервов лучше, чем эпизодические.

    Многие биржи уже раньше предоставляли доказательства резервов. Очевидно, этому способствовала неплатёжеспособность Mt.Gox. Что интересно, история доказательств резервов по большей части состоит из нарушенных обещаний. Ряд бирж удалили все следы своих предыдущих доказательств резервов, а другие не выполнили обещания предоставлять доказательства резервов на постоянной основе.

    • Июнь 2011 г.: Марк Карпелес создаёт грубое доказательство платежеспособности с помощью знаменитой транзакции на 424 242 BTC.
    • Февраль 2014 г.: Coinkite выкладывает теперь удалённое доказательство аудита резервов.
    • Февраль 2014 г. После неплатежеспособности Mt.Gox руководители Coinbase, Kraken, Bitstamp, BTC China, Blockchain.info и Circle публикуют совместное заявление с обещанием аудитов и большей прозрачности. Только Kraken и Bitstamp доказывают резервы, но никто из них не делает этого на постоянной основе.
    • Февраль 2014 г.: Coinbase приглашает Андреаса Антонопулоса для проверки своих практик хранения, хотя формального анализа он так и не провёл. В итоге он удаляет своё сообщение об этом.
    • Март 2014 г.: Bitstamp публикует результаты внешнего аудита своей платежеспособности, в процессе создав крупнейшую транзакцию в истории (на тот момент).
    • Март 2014 г.: Kraken доказывает резервы с помощью подхода Меркла, заявляя, что «намеревается проводить аудиты на регулярной основе». Но этого не случилось.
    • Апрель 2014 г.: Британская биржа Coinfloor публикует свой первый доказуемый отчёт о платёжеспособности. В отличие от других биткойн-бирж, через месяц появился ещё один отчёт. Затем ещё один. И ещё один. В январе 2021 г. появился 82-й отчёт, что намного больше, чем у всех других бирж вместе взятых.
    • Август 2014 г.: Huobi публикует результаты аудита доказательства резервов, проведённого Стефаном Томасом.
    • Август 2014 г.: OkCoin «проходит» аудит доказательства резервов, организованный Стефаном Томасом. Однако после ухода из OkCoin в результате конфликта технический директор Чанпэн Чжао сознался, что курировал фальсификацию аудита доказательства резервов. OkCoin решительно это отрицает, утверждая, что никакой фальсификации не было.

    «Я [Чанпэн Чжао] могу подтвердить, что OkCoin удалила ряд аккаунтов (используемых ботами OkCoin), чтобы пройти аудит доказательства резервов в августе 2014 г. В сущности, эти боты торгуют с частичным (или несуществующим) обеспечением. Стефану Томасу во время аудита солгали. Это печальное ограничение метода доказательства резервов».

    • Июнь 2015 г.: Bitfinex публикует пресс-релиз, где утверждается, что биржа, с помощью ПО для мультиподписей Bitgo, собирается избавиться от своей многосторонней модели и хранить пользовательские монеты на сегрегированных счетах, чтобы клиенты могли проверить свои вклады ончейн в реальном времени. В августе 2016 г. хакеры похитили с Bitfinex 119 тыс. BTC, после чего от сегрегированного метода с мультиподписями отказались. Затем Bitfinex опубликовала адреса холодных кошельков BTC, EOS и ETH, чтобы любой мог их отслеживать.
    • Ноябрь 2018 г.: Tether публикует квазидоказательство резервов; банковский партнёр компании Deltec Bank and Trust Limited подтверждает её наличный баланс. Последний совпадает с суммой тетеров в обращении, хотя скептики не до конца удовлетворены.

    Наблюдается одна общая закономерность: биржи и депозитарные институты публикуют результаты аудита или доказательства резервов только под крайним нажимом. Волну активности в 2014 г. вызвала неплатежеспособность Mt.Gox. Несмотря на заявления, что доказательство резервов станет постоянным и регулярным процессом, никто из бирж, кроме Coinfloor, не выполнил это обещание.

    Возможно, ситуация меняется. На рынке появляются новые депозитарные институты, такие как Fidelity Digital Assets, Square Crypto, Bakkt и ErisX, и некоторые из них заявили о намерениях быть более подотчётными перед пользователями Биткойна. Вполне вероятно, что когда регуляторы наберутся опыта, они будут ожидать от биткойн-банков криптографический аудит. После того как было разоблачено, что ситуация с QuadrigaCX – это не случайная потеря ключей, но фактическая неплатежеспособность и возможное мошенничество, самое время, чтобы другие биржи пересмотрели свои протоколы доказательства резервов. Если они этого не сделают, им на смену вполне могут прийти другие.
    : Unsplash
    Заключение
    Биткойн – это институциональная технология, государство без армии. Возможно, вместо того чтобы пытаться загнать его в плохо ему подходящие рамки, стоит попробовать считаться с его текущей реальностью. Да, появилось беспорядочное множество кастодианов и банков, часто с безответственным отношением к пользовательским вкладам. Из их лакомых кусков было похищено или неправомерно присвоено свыше миллиарда долларов.

    Как можно реалистично исправить такое положение дел, чтобы это соответствовало природе Биткойна? Хотя мы постоянно слышим: «Не твои ключи – не твои монеты», биткойн-банки никуда не денутся – их удобство перевешивает недостатки. Что, если мы признаем, что они будут существовать до тех пор, пока предоставляют полезные услуги, и сосредоточимся на том, чтобы придать им гарантии Биткойна?

    В свои десять лет Биткойн вступил в период созревания. Возможно, если признать, что он самобытен и имеет узкое предназначение, он будет чувствовать себя более уверенно в своей роли. Добавив институты к числу субъектов, таких же прозрачных и подотчётных, как и собственно Биткойн, можно кардинально улучшить положение дел в сегодняшней депозитарной индустрии первой криптовалюты.

    Возражения
    Банки по своей сути несовместимы с Биткойном
    В мире Биткойна существует несколько нигилистический взгляд, решительно отрицающий значение бирж и кастодианов, как если бы они вообще не существовали. Мне кажется, что часто это вызвано ностальгией по 2010-12 гг., когда сеть была действительно одноуровневой и неиерархической. Конечно, нельзя препятствовать свободному предпринимательству и коммерции, и смышлёные предприниматели решили создать полезные сервисы обмена, кастодиального хранения и банковских услуг для биткойнеров.

    Я далёк от мрачной иронии большинства самозваных экспертов и считаю, что это вполне нормальная эволюция. Банки сейчас важная часть сети, и нужно с этим смириться. Да, наличие узла для проверки входящих платежей важно, но на деле некоторые узлы важнее, чем другие. В частности, узлы бирж, блокчейн-эксплореров, API-компаний, коммерческих сервисов и в перспективе – крупных хабов сети Lightning. В этом нет ничего плохого, и это никак не компрометирует Биткойн.

    Сейчас модно говорить: «Не твои ключи – не твои биткойны», но, хотя это совершенно верно, упускается из виду главное. Как следует относиться к людям, решившим отдать свои ключи банку в обмен на долговые обязательства? Самоуверенно высмеивать их за то, что они не готовы хранить ключи самостоятельно (что всё ещё слишком сложно для большинства простых людей)? Или войти в их положение и попытаться его улучшить с помощью подотчётности бирж? Я настаиваю на последнем.
    Зачем кому-то сейчас начинать доказывать свои резервы, если это так непопулярно?
    В криптовалютной индустрии есть одна неприятная особенность, которую можно назвать парадоксом прозрачности. Если по-простому, то чем более ты прозрачен, тем большую поверхность атаки ты открываешь и тем больше у твоих критиков возможностей, чтобы к тебе придраться. Всё это не способствует открытости и прозрачности. Поскольку индустрия до сих пор мало регулировалась, операции наиболее успешных проектов непрозрачны. Не существует аналогов американской формы отчётности 10-K для существующих проектов или формы S-1 для выпуска новых токенов.

    То же касается депозитарных институтов: их регулирование расплывчато и зачастую для них не существует специальной категории. В таких условиях им часто выгодно раскрывать о своих операциях как можно меньше подробностей. Кроме того, доказательство резервов затратно, и в последние годы биржи стремятся отличиться не столько своей надёжностью, сколько ликвидностью и числом торгуемых активов.

    Я считаю, что есть несколько катализаторов, которые могут способствовать тому, чтобы биржи начали доказывать свои резервы:

    • Рост саморегулируемых организаций (СРО). В отсутствие каких-либо новых законов или более активного вмешательства регуляторов, роль СРО в США и других развитых странах может возрасти. Япония уже лидирует в этом. СРО нужно будет убедить свои государственные правительства, что они применяют к биржам стандарты, и потребовать от организаций-участников доказывать свою платежеспособность – это простая (и не такая уж обременительная) поощрительная политика.
    • Долгосрочные последствия истории с QuadrigaCX. Все детали скандала ещё не раскрыты, но всё более вероятно, что дело не в потерянных ключах. Данные криминалистической экспертизы указывают на произвольное, длившееся не один год частичное резервирование. Обман таких масштабов не имеет прецедентов в Биткойне. В случае Mt.Gox биржа была взломана, а не намеренно украла средства у клиентов.
    • Разветвление на законопослушные биржи и серый/чёрный рынок. Искушённые, лояльные к регуляторам биржи чётко отграничатся от нерегулируемых. Этот новый класс будет стремиться отличиться не числом торгуемых токенов, а надёжностью и безопасностью. Естественным источником такого разграничения будет наличие аудитов, включая доказательство резервов.

    Частичное банковское резервирование уничтожит ценностное предложение Биткойна
    Существует распространённое заблуждение, будто биткойн-банки с частичным резервированием подорвут гарантии первой криптовалюты. Конечно, частичное резервирование на время своего существования увеличивает предложение кредита (грубо говоря, денег). QuadrigaCX делала именно это: у биржи не было достаточных резервов, и она тайно увеличивала предложение биткойнов, если включать в его оценку долговые обязательства на криптовалюту.

    Тем не менее тайное частичное резервирование недолговечно – обычно его обнаруживают, как было в случае Mt.Gox, Quadriga и других. Когда обман раскрывается и долговые обязательства теряют свою конвертируемость, кредитное предложение биткойнов сокращается. Частичные резервы – это леверидж, а их разоблачение – делеверидж. Скрытая инфляция денежной массы происходит только во время существования такого тайного частичного резервирования. Крупнейшее банки – Coinbase, Bitfinex и т. д. – сильно мотивированы не искажать свою платежеспособность, потому что они рискуют своей репутацией, а их руководители – свободой. И когда эта индустрия станет более зрелой и большая доля рынка будет приходиться на регулируемые банки, большинство средств будет находиться на кастодиальном хранении в самых ответственных банках.
    Частичное резервирование само по себе плохо
    Это больше философская позиция, чем такая, которую можно было бы разрешить эмпирически. Я лично считаю, что биткойн-банкинг с неполным резервированием неизбежен, а поэтому есть смысл выступать за то, чтобы он был максимально ответственным и прозрачным. По моему мнению, проблема не в частичном резервировании самом по себе, а в том, что оно может неверно отражать платежеспособность биржи. Биржи с полным резервированием всегда могут погасить вклады; биржи с частичным резервированием иногда не могут выполнить это обязательство.

    Если я одолжу другу биткойны на месяц, то создам кредит. Genesis, BlockFi и Unchained Capital делают то же самое, только в больших масштабах. Институциональные первичные брокеры – то же, но в ещё больших масштабах – появятся совсем скоро. Обычный банк с частичным резервированием делает то же самое. Он создаёт кредит, ссужая часть пользовательских вкладов, и зарабатывает благодаря большим процентам по кредитам, чем по депозитам. Поэтому тем, кто скептически относится к частичному резервированию, чтобы быть последовательными, надо быть против любой кредитной активности, связанной с Биткойном. Я встречал такой взгляд, но это кажется слишком суровым – и к тому же нереалистичным. Существует явный спрос на кредиты и ссуды в биткойнах.

    Я отношусь к частичным резервам так же, как к кастодианам: они неизбежны, поэтому стоит стремиться сделать их максимально прозрачными. Я предлагаю подвергнуть биткойн-банки тем же силам, которые привели к появлению самого Биткойна: свободному рынку. Сейчас мы имеем рынок кастодиальных услуг, который наивно считают справедливым, но на котором периодически возникают потрясения и разоблачаются обманы. Почему бы не предпочесть рынок кастодиальных услуг, где различные предлагаемые уровни обеспечения будут прозрачными?
    Эффективный аудит биткойн-банков невозможен
    Один из самых жёстких критиков резервной валютной модели для Биткойна – Эрик Воскёйл. В посте в вики Libbitcoin Эрик оспаривает взгляд Сейфедина Аммуса на Биткойн как твёрдый резерв, который должны использовать коммерческие и центральные банки подобно тому, как раньше они использовали золото.

    Эрик отбрасывают идею о том, что сертификаты на депозиты в биткойнах заслуживают доверия, утверждая:

    «Эффективный аудит отношения выпущенных долговых обязательств к резервам BTC невозможен».

    Очевидно, критика Эрика основывается на ряде предпосылок:

    • Коммерческие банки могут быть поглощены государством; да и вообще банки – это лишь одна из личин государства.
    • Доказательство резервов ни в каком случае не может дать вкладчикам адекватные гарантии.
    • Уровень обеспечения должен держаться на доверии, а следовательно, его нельзя проконтролировать.
    • Весь рынок биткойна сосредоточится в пределах этих депозитарных институтов, которые будут выдавать друг другу долговые обязательства.

    Подробное рассмотрение этих предпосылок выходит за рамки настоящей статьи, но их отлично опроверг Juice. Честно говоря, я просто полностью не согласен с Эриком по нескольким ключевым пунктам. Я считаю, что доказательство резервов, если правильно выполненное при участии надёжного аудитора, способно дать вкладчикам более чем достаточные гарантии. Я также не думаю, что власти сразу же возьмут под контроль всю денежную массу биткойнов на депозитарном хранении. Коммерческие банки независимы, и в нефашистском государстве будут оставаться таковыми.

    Давайте немного вернёмся назад. Чтобы считать, что система биткойн-банкинга сможет избежать проблем, которые обрекли систему на основе золота, нужно верить, что у криптовалюты есть преимущества в сравнении с золотом как резервным активом. Смею предположить, что это действительно так. В частности:

    • Биткойн подлежит аудиту по самому своему замыслу. Тот, у кого есть полный узел, не только проводит аудит предложения и следит за соблюдением правил, но также проводит аудит всей исторической последовательности транзакций, чтобы убедиться, что каждая из них легитимна и соответствует правилам.
    • Аудит денежной массы M1 биткойна стоит дёшево. Работа полного узла обходится в несколько долларов в месяц. Золотые узлы, напротив, дорогие. Рентгенофлуоресцентные спектрометры стоят недёшево и сложны в использовании. На практике на частном золотом рынке стоимость проверки одного слитка золота настолько высока, что понадобилось создание доверенных цепочек поставок, так что золото обращается в закрытой системе, где его не нужно заново перепроверять на каждом шаге. Полностью надёжная цепочка поставок золота настолько дорога, что в мире их лишь несколько, причём крупнейшая сосредоточена в Лондоне. Если интересно, почитайте правила хорошей поставки Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов. В настоящий момент в Лондоне в рамках этой системы хранится золото на $300 млрд. Кроме того, центральные банки также держат большие количества золота на постоянной основе.
    • Оценка суммы непогашенного биткойн-кредита по крайней мере правдоподобна, тогда как для золота она невозможна. Если биржи будут выпускать долговые обязательства по вкладам в биткойнах, как они делают сейчас, то у нас есть инструменты, чтобы убедиться, что они нам не врут.

    Короче говоря, Биткойн предоставляет гарантии аудита, которые несопоставимо лучше тех, которые даёт золото, избавляясь от потребности в доверенных цепочках поставок и дорогого хранения и проверки. Криптографическая природа Биткойна, которую можно расширить с помощью простых аудитов доказательства резервов, делает его хорошо подходящим для кастодиального хранения с минимальным доверием.
    Зачем довольствоваться посредничеством? Почему бы не выступать за мир, где все будут напрямую использовать Биткойн?

    Я знаю, что мой подход может казаться довольствованием меньшим. Однако я считаю, что мы уже упустили шанс жить в мире, где Биткойн будет использоваться вообще без посредников. Со стороны простых людей есть огромный запрос на кастодианы и банки – и это понятно. Акционерные сертификаты мы тоже не держим сами. Держать подобные вещи самостоятельно непросто, и дополнительные преимущества банков – начисление процентов, душевный покой и т. д. – сделали их чрезвычайно популярными.

    Согласно Coinshares, сейчас около 2,9 млн BTC находится на кастодиальном хранении у Coinbase, Xapo, биткойн-фонда Greyscale, Binance и им подобных. Coin Metrics говорит, что за последние 5 лет было активно около 14 млн биткойнов (всего уже выпущено 18,6 млн, но значительная часть предложения утрачена или бездействует), что означает, что около 20% фактического предложения находится у третьих сторон!
    Модель с промежуточными цепочками. : Ник Картер
    Я не верю, что в один прекрасный день мы все вместе пробудимся и решим хранить наши биткойны самостоятельно. Я вижу два направления для этой индустрии: либо кастодианы будут и дальше нарушать наше доверие и терять наши вклады, либо мы заставим их придерживаться высокого стандарта подотчётности. Чтобы произошло последнее, необходимо признать, что они важная часть биткойн-экономики, хорошо это или плохо. Если существование посредников означает, что Биткойн потерпел неудачу, то догматикам следует покинуть проект.

    И, откровенно говоря, даже если вам не нравится идея биткойн-банков, вы ничего не теряете, требуя, чтобы они доказывали свои резервы. Обычные финансовые институты придерживаются строгих нормативов, потому что в противном случае их ждут серьёзные последствия. Вместо того чтобы институты, принимающие вклады в биткойнах, подпадали под регуляторный режим, мы вполне можем выступать за то, чтобы биржи самостоятельно проводили свой аудит.
    Что, если с Биткойном случится что-то плохое? Можно ли это обобщить?
    Модель, которую я предлагаю, применима к любым подлежащим аудиту цифровым предъявительским активам. В этом различие между золотом и виртуальными валютами/активами: в последние аудит встроен, тогда как аудит и проверка золота очень обременительны.

    С монетами конфиденциальности немного сложнее, но их аудит возможен с помощью ключей просмотра или выборочного разглашения.
    Банковские кредиты в биткойнах фактически увеличивают их предложение
    Смышлёные читатели вспомнят курс основ экономики, где демонстрировалось, что каскад банковских депозитов и кредитов при низком уровне обеспечения фактически ведёт к созданию новых денег – которых намного больше, чем имеется на вкладах.

    Так будет, если появится оживлённая индустрия биткойн-банков с неполным резервированием. На самом деле, если присмотреться, то это уже имеет место. Номинальные объёмы на бирже биткойн-деривативов Bitmex затмевают те, которые наблюдаются на спотовых биржах. Там торгуется намного больше биткойнов, чем существует на депозитах на бирже, как раз потому, что Bitmex предоставляет пользователям займы в виде маржи. Это создание кредита.

    Я не думаю, что создание кредита само по себе – это плохо, ведь это самая базовая составляющая финансов. Если кредит создаётся прозрачно, на базе резервного актива, не являющегося ничьим пассивом, то это намного лучше, чем текущая система. И я считаю, что к этому стоит стремиться.

    Вы всегда можете поблагодарить переводчика за проделанную работу:
    BTC: 3ECjCH5tPoyDCqHGCXfiiiLZQ3tVGzCSxB
    ETH: 0xf45a9988c71363b717E48645A412D1eDa0342e7E

    Источник
    bitnovosti.com
    источник:bitnovosti.com

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    обновлен21.04.2021 @ 19:26 всего25,630,сейчас 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru