world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

Дореволюционное московское метро – битва лебедя, рака и щуки

Московский метрополитен мог быть построен ещё при Николае II, но… именно при последнем императоре он не мог быть построен в силу ряда причин

За последние тридцать лет, благодаря усилиям плакальщиков о самодержавной России, «которую мы потеряли», сложился целый пласт мифотворчества о якобы великой стране-экономическом гиганте. Которая обгоняла в своем развитии весь мир, но гады большевики всё испортили и подрезали крылья могучему царскому орлу. Когда он только собирался их расправить и воспарить над всем миром. Дескать, если бы не большевики, то Российская империя сейчас была бы мировым экономическим лидером с населением минимум полмиллиарда человек.

Когда разного рода исследователи «русского экономического чуда» приводят многочисленные цифры роста экономики России, на непосвященного человека это производит сильное впечатление. Действительно, с 1900 по 1913 год рост экономики составлял в среднем весьма неплохие 6,2% в год. Исследователи уверяют, что рост мог бы быть и большим, если бы не русско-японская война и Первая русская революция.

При этом почему-то за скобками остается вполне резонный вопрос – а что стало причиной русско-японской войны и Первой русской революции? Это же не большевики организовали коррупционную «безобразовскую клику», не они попытались хапнуть концессии в Корее, и не Ленин обещал оставить от японских «макак мокрое место». Если кто запамятовал, то и по безоружным людям с иконами, хоругвями и портретами царя 9 января 1905 года стреляли гвардейские полки, а не дивизия имени Дзержинского, и шашками рубили людей казаки, а не будённовцы. Так что ответ на вопрос, кто виноват в русско-японской войне и в Первой русской революции, давно известен, но дело в том, что плакальщикам о «стране, которую потеряли», он очень не нравится и они привычно всё валят на гадов большевиков.

Тем не менее, стабильный и весьма неплохой рост экономики царской России действительно был, и многие приведенные цифры это доказывают. Наблюдался рост добычи угля, увеличивалась выплавка чугуна и стали, хорошими темпами строились железные дороги и подвижной состав. Вот только дело в том, что приводя цифры экономического роста дореволюционной России, практически все исследователи избегают сравнений с другими странами. Они сами утверждают, что по объему промышленного производства к 1913 году Россия входила в первую пятерку развитых стран, так вот для корректности оценок и надо сравнивать показатели России и других стран из этой пятерки.

Но этого, как правило, не делается, и понятно почему. Потому что на фоне Англии, Германии, США и даже Австро-Венгрии многие «выдающиеся» показатели Российской империи выглядят уже не такими уж и выдающимися. А называя вещи своими именами – они выглядят весьма посредственными.

Например, в промышленности трудилось всего 10% российского трудоспособного населения, причем треть из них работала в текстильной промышленности и менее трети в тяжелой промышленности. После чего совершенно не удивляет тот факт, что не успела начаться Первая мировая война, как уже через четыре месяца русская армия осталась практически без снарядов, патронов и винтовок.

«Единственным большим и серьезным затруднением для наших армий является то, что у нас опять не хватает снарядов. Потому во время сражений нашим войскам приходится соблюдать осторожность и экономию, а это значит, что вся тяжесть боев падает на пехоту; благодаря этому потери сразу сделались колоссальны. Некоторые армейские корпуса превратились в дивизии; бригады растаяли в полки и т.д. Пополнения прибывают хорошо, но у половины нет винтовок, потому что войска теряют массу оружия».

Что можно понять из вышеприведенного отрывка? Что после русско-японской войны царские чиновники, отвечающие за вооружение армии, опять наступили на те же грабли – нехватку снарядов. Что из-за экономии снарядов врага приходится заваливать трупами пехотинцев и что пополнение вооружать нечем из-за дефицита винтовок. Заметьте, речь идет не о Великой Отечественной войне, про которую многие рассказывали, что «немцев завалили трупами» и что в атаку ходили «с одной винтовкой на троих». Речь идет о Первой мировой войне, а написал эти строки 19 ноября 1914 года не какой-то там паникёр-всепропальщик и по совместительству большевистский пропагандист, а никто иной, как император Николай II.

Тут сразу возникает один-единственный вопрос – а почему нет снарядов, ведь Россия едва ли не мировой экономический лидер, и что мешает их выпустить в нужном количестве? Многие исследователи красочно расписывали экономический подъем Российской империи до революции, так почему не наклепать горы снарядов и не отправить их на фронт? Более того, они же утверждали, что экономика России была так идеально сбалансирована, что страна практически не зависела от импорта. Дескать, всё была в состоянии производить сама.

Остается порадоваться за мудрых российских правителей, вот только смотришь на список кредиторов России и выясняется, что за годы Первой мировой войны Россия скупала оружие по всему миру, так как не могла произвести его в нужных объемах самостоятельно. Только одна Англия предоставила России кредиты на сумму 4,5 миллиарда рублей, а за британцами выстроились и другие кредиторы: французы, американцы, вчерашние враги японцы и даже итальянцы. К тому же выясняется одна очень неприятная деталь – до войны 50% товаров Россия импортировала из Германии, включая оружие. Это к вопросу о том, что Россия якобы совершенно не зависела от импорта.

Кстати, а что экспортировала и импортировала Россия перед войной? Половина экспорта приходилась на пшеницу, затем следовали лён, лес, пенька, кожа, масло и нефтепродукты. То есть «экономический гигант» Россия экспортировала то, что выросло на полях, в лесах и что удалось наковырять из земли. Вместе с тем, значительная часть импорта приходилась на машины (станки), металлы, продукты химической промышленности, чай, хлопок, шелк и уголь. Последнее особенно удивляет, учитывая запасы угля в Донбассе, но факт остается фактом – кардиффский уголь для флота царская Россия покупала в Англии. От английских комплектующих в значительной степени зависел выпуск паровозов в России, а от немецких и французских – выпуск едва ли не всех остальных технически сложных изделий.

Если посмотреть на список стран-инвесторов, то вряд ли захочется дальше развивать тему о «независимости» русской экономики от зарубежных «партнёров». Например, основные инвестиции – более 30% – приходились на Францию. Далее следовала Англия – 24%, Германия – 20% и Бельгия – 13%. Стоит отметить, что зарубежные страны инвестировали в российскую экономику более 7,6 миллиардов рублей, в то время как на собственно русские инвестиции приходилось 14 миллиардов. Иностранное участие было особенно сильным в машиностроении и добыче ископаемых.

Разумеется, не обходил Россию своим внимание и иностранный капитал, от которого во многом зависела финансовая жизнь Российской империи. К началу Первой мировой войны в России сформировалась самая настоящая финансово-промышленная олигархия, яркими представителями которой были А. Путилов, П. Рябушинский, А. Ротштейн, А. Вышеградский, а также многие представители аристократии, высокопоставленные чиновники, да и некоторые представители семьи Романовых. Именно они влияли на развитие страны, и именно их интересы практически всегда ставились во главу угла. Что нередко приводило к весьма странным и даже абсурдным ситуациям, но об этом ниже.

Если к войне Российская империя оказалась традиционно не готова, как это случалось едва ли не с нашествия Наполеона, то ничего не мешало демонстрировать свою экономическую мощь и прогрессивность в других областях в мирное время. Например, в строительстве метрополитена, который на рубеже XIX-XX веков являлся своеобразным показателем научно-промышленного потенциала страны. Не случайно, что первый метрополитен появился в 1863 году в столице самого промышленно развитого государства мира – Великобритании. Более того, лондонская подземка в 1890 году отказалась от архаичных паровозов, сменив их на электрические поезда. То есть Англия ещё в 1863 году продемонстрировала свой научно-технический потенциал, создав революционную транспортную систему, не имеющую аналогов в мире.

В 1896 году был открыт первый в континентальной Европе метрополитен Будапешта, затем своим метро обзавелись Париж и Берлин. В США первая подземка появилась в 1897 году в Бостоне, а в 1904 году и в Нью-Йорке.

Появление метро было вызвано увеличением населения городов, ставших следствием экономического роста почти всех ведущих стран мира. Не избежала этих тенденций и Москва, население которой к 1900 году достигло 1,2 миллиона человек, и перед городом остро встала транспортная проблема. Частично её удалось решить введением в строй трамвайных линий в 1899 году, построенных при участии фирмы Siemens. Кстати, в Берлине трамвай появился ещё в 1881 году, так что Москва отстала на приличные 18 лет. Оставалось надеяться, что с метро такого отставания не будет, ведь если верить исследователям, то экономический рост дореволюционной России просто зашкаливал. И если метро смогли построить в Австро-Венгрии и США, то что мешало его построить экономическому гиганту России?

К счастью для нашей страны, чем Господь действительно не обидел Россию, так это умными и талантливыми людьми. К числу которых однозначно можно отнести двух инженеров – Евгения Кнорре и Петра Балинского. Именно они должны были стать «крестными отцами» московского метрополитена, но, к сожалению, эпоха для реализации их идей была не самой удачной.

В 1901 году они предложили московским властям проект метрополитена, предусматривающего строительство 67 километров наземных путей и 16 километров подземных. Плюсом данного проекта была возможность использования трамвайных линий, а к минусам относилась высокая стоимость – 155 миллионов рублей. Правда, Балинскому удалось найти частных инвесторов, так что городскому бюджету траты не грозили, кроме того, после нескольких десятилетий эксплуатации метрополитен безвозмездно отошел бы в собственность города.

18 сентября 1902 года состоялось заседание московской Думы, на котором был рассмотрен проект Кнорре-Балинского. Обсуждение длилось до конца января 1903 года и закончилось предсказуемо – строительство метрополитена в Москве было признано нецелесообразным. Вернее, само метро городу было нужно, но проект Кнорре-Балинского наносил «серьезный ущерб имущественным интересам городского управления». В переводе на русский язык это означало, что московским властям не улыбалось безвозмездно отчуждать землю для станций метро, при этом на свою долю прибыли они могли рассчитывать только при перевозке определенного количества пассажиров в год.

Очень не понравилась идея строительства метрополитена и трамвайному лобби, в том числе Бельгийскому обществу, которому принадлежали московские линии так называемой «конки» – трамвая на конной тяге. Недовольство метрополитеном высказали даже представители духовенства, которым не нравилась идея прокладки тоннелей под некоторыми московскими храмами.

Как в известной басне, умные и талантливые лебеди Кнорре-Балинский попытались вытащить воз транспортной проблемы, но косные, недалёкие раки и «подмазанные» кем надо хитрые щуки тащили воз в свою сторону, в результате чего он так и не сдвинулся с места. Хотя все вроде как пытались решить общую насущную проблему.

В который уже раз, как в истории Москвы, так и России, сложилась парадоксальная ситуация – метрополитен стремительно растущей Москве был нужен, но московские власти не хотели ущемлять интересы ряда уважаемых людей. Самое интересное, что до 1917 года на рассмотрение московских властей выносилось ещё три проекта метрополитена, но только в 1916 году московская Дума отнеслась к идее строительства метро положительно. Однако, окончательное решение откладывалось до «стабилизации обстановки», которая так и не наступила при старом режиме.

Таким образом, с момента запуска первого метро в Лондоне и Будапеште и до положительного решения Думы прошло 53 и 20 лет соответственно. Если это не научно-техническое отставание от передовых стран, тогда что это? Если для англичан лондонская подземка уже полвека являлась привычным видом городского транспорта, то в Москве только обсуждали возможность строительства метрополитена. Обсуждали десятилетиями!

Но вот пришли гады большевики, которые якобы не дали экономическому гиганту – Российской империи – развернуться во всю мощь. После окончания Гражданской войны и интервенции прошло чуть более пяти лет, и в начале тридцатых годов, без всякой волокиты и многолетних обсуждений было принято решение о строительстве московского метрополитена. К 1931 году население Москвы составляло уже 2,8 миллионов человек, и транспорт города банально не справлялся с все возрастающей нагрузкой. 15 июня 1931 года на пленуме ЦК ВКП(б) первый секретарь Московского горкома Лазарь Каганович произнес доклад, в котором обозначил первоочередные задачи развития столицы, и уже в ноябре того же года началось строительство первого участка московского метро в Сокольниках. А 4 февраля 1935 года по построенной линии метро прошел первый опытный поезд, причем поезд был отечественного производства, выпущенный Мытищинским заводом. 15 мая 1935 года первая линия московского метрополитена протяженностью 11 километров была сдана в эксплуатацию.

Первый поезд метро. 1934 год. Снимок предоставлен Московским метрополитеном. Фото с сайта mos.ru

Что называется, почувствуйте разницу: 15 лет бесполезных разговоров дореволюционной московской Думы, откровенное пренебрежение интересами города и москвичей в пользу уважаемых господ, в том числе из Бельгийского общества конно-трамвайной дороги, и доклад Кагановича летом 1931 года и начало эксплуатации метро весной 1935 года. Меньше четырех лет потребовалось гадам большевикам на то, чтобы Москва обзавелась собственным метрополитеном.

Остается только догадываться, сколько продолжалась бы думская пустопорожняя говорильня, не случись революции. Не исключено, что даже токийское метро, открытое в 1927 году, вступило бы в строй раньше московского, останься у власти влиятельные заводчики-банкиры, их высочества великие князья со своим окружением, действующие с оглядкой на «партнёров» думцы и прочие радетели за Отчизну, больше заботящиеся о своем кошельке и о комфортной работе в России иностранных «друзей». Да и строительство вагонов метро наверняка поручили бы концерну Siemens, с которым были всегда хорошие отношения. Что до революции 1917 года, что после контрреволюции 1991 года немецкий концерн всегда умел находить с российскими чиновниками полное взаимопонимание.

А что касается гадов большевиков в целом и Кагановича в частности, то можно добавить ещё один исторический факт – в ноябре 1933 года в Москве была открыта первая троллейбусная линия, что было весьма дальновидно, особенно учитывая тот факт, что в 1936 году население столицы составляло уже 3,6 миллионов человек, а в 1939 году достигло 4,1 миллиона. Разумеется, первые троллейбусы модели ЛК-1 были советскими и изготавливались заводом СВАРЗ.

Таким образом, так поносимый в перестроечные годы, да и сейчас Лазарь Каганович является «крестным отцом» не только московского метрополитена, но и московского троллейбуса. Но благодаря перестройщикам и их ментальным преемникам, все его достижения сознательно преданы забвению, а поминают его исключительно как одного из виновников так называемого «Большого террора».

Впрочем, это относится не только к Кагановичу, но и ко всем остальным, кто превращал страну с недоразвитой промышленностью, с отсталой оборонкой и плохо вооруженной армией и флотом, коей по факту была Российская империя, в мировую сверхдержаву – СССР.

Так что сколько бы ни приходилось слышать о взрывном экономическом росте Российской империи при Николае II, лучше всего этот миф опровергает он сам вышеприведенной выдержкой из своей переписки. Да и факты вещь уж больно упрямая. Когда страна не может вооружить свою армию и флот, когда страна не способна массово выпускать двигатели, самолеты, автомобили, сложные станки, сельхозтехнику, да даже уголь завозит из Англии, когда 50% импорта приходится на смертельного противника – Германию, а союзные страны с удовольствием выступают в роли кредиторов во время войны, когда страна не в состоянии построить даже километр метро в мирное, спокойное время, о каких экономических достижениях можно говорить?

Это СССР, потеряв в 1941-1942 годах промышленно развитую и густонаселенную европейскую часть страны, смог к середине 1943 года добиться превосходства над гитлеровским Евросоюзом практически по всем видам военной продукции. Наглядно показав, кто именно является экономическим гигантом.

Чего про царскую Россию, увы, не скажешь. Хотелось бы, но факты говорят об обратном.
 

Источник
www.km.ru
20.03.2021
источник: www.km.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

обновлен16.04.2021 @ 22:30 всего25,440,сейчас 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru