world-weather.ru/pogoda/russia/saratov/
Погода в Перми

«Временные правила» 1899 года: Беспрецедентная карательная мера – из студентов – в солдаты

В конце июля 1899 года были утверждены имеющие силу закона в царской России «Временные правила», позволяющие изгонять студентов из университетов и насильно отправлять их в солдаты

«Скубенты» всегда были головной болью самодержавия. И чем больше оно прогнивало, тем яростнее боролось со студенчеством. Ну, а как не бороться со «скубентами», которые вместо того, чтобы прилежно учиться, почитывали переписку Энгельса с Каутским, неуважительно отзывались не только о представителях власти, но и о самом царе, а нередко вели себя просто возмутительно.

Например, в феврале всё того же 1899 года, во время первой всероссийской студенческой забастовки, студенты Санкт-Петербургского университета до того распоясались, что решили устроить, как сказали бы сейчас, несанкционированный митинг. Очень им не нравились некоторые царящие в университете порядки, ущемляющие их свободу и достоинство.

Своевременно оповещенная о митинге полиция решила его пресечь, и о ужас – в представителей закона полетели… снежки. Подобного жуткого оскорбления полиция снести не могла и моментально пустила в ход нагайки. «Полицейские меры выразились в том, что в столице их (студентов) избили плетьми», писал Лев Толстой в свой статье «Студенческое движение 1899 года.

Быть в хрустобулочной России студентом и не получить нагайкой по спине или голове – считай что и не жил. Эх, какую же страну мы потеряли…

Самодержавие всегда с большой подозрительностью относилось к высшим учебным заведениям, считая их рассадником крамолы. Например, по университетскому уставу 1884 года при поступлении в университет будущему студенту требовалось, помимо прочих документов, предоставить ещё и справку из полиции о безукоризненном поведении. Это вам не жуткий советский Мордор, где в университеты принимали без всяких справок. Видимо, по недомыслию.

В самих университетах были категорически запрещены все групповые мероприятия, такие как концерты, балы, читальни и пр. «не имеющие отношения к научной деятельности». За нарушение этого запрета студент мог получить не только выговор, но и угодить в карцер на срок от суток до одного месяца.

Разумеется, студентов эта зашкаливающая полицейщина возмущала до глубины души, и они постоянно пытались отстаивать свои права и свободы. Что и привело к первой всероссийской забастовке студентов в феврале-марте 1899 года. Во время которой студенты Санкт-Петербургского университета и закидали полицию снежками и получили щедрую порцию нагаек.

Самодержавная власть всегда отличалась просто-таки фантастической дуростью и слабоумием. Что в конечном счете и привело к её бесславному концу. Но в 1899 году она ещё не прогнила до такой крайности, как в 1917, и пыталась контролировать ситуацию. Вернее, делать то, что она умела лучше всего – не пущать, запрещать и наказывать. Если что и производил в огромных количествах царский режим, так это не выдающихся военачальников, дипломатов, управленцев, а тупых, безмозглых держиморд, которые были плоть от плоти гнилого самодержавия.

И вот эти держиморды не придумали ничего более умного, как ввести очередные «Временные правила» в отношении студенчества: «Воспитанники высших учебных заведений, за учинение скопом беспорядков в учебных заведениях или вне оных, за возбуждение к таким беспорядкам, за упорное, по уговору, уклонение от учебных занятий и за подстрекательство к таковому уклонению, подлежат удалению из учебных заведений и зачислению в войска для отбывания воинской повинности».

При этом абсолютно не обращалось внимание на семейное положение студентов и на прочие факторы, дающие им право не идти в армию. Накуролесил с товарищами, читали скопом Маркса, изволили втроем посмеяться над очередным дремучим царским остолопом в чинах, над которым посмеяться невозможно – пошел вон из университета и отправляйся в армию. И не надо ссылаться на действующие в империи законы, которые переставали действовать в отношении «возбуждающих беспорядки скопом» студентов.

В соответствии с введенными «Временными правилами», в течение января-февраля 1901 года в солдаты забрали 183 студента Киевского университета и 27 студентов Санкт-Петербургского университета. Что привело в марте того же года к массовым акциям протеста во всех университетах Российской Империи. А в феврале 1902 года началась вторая всероссийская забастовка студентов.

Безмозглые самодержавные индюки не понимали очевидную вещь – всякая несправедливость, а тем более беззаконие, рождает ответное действие. Но они с ослиной упёртостью продолжали и дальше заливать угли студенческого недовольства высокооктановым бензином. Приближая тот самый день, когда бабахнет носовая шестидюймовка «Авроры» и всем им придется весьма несладко.

Хотя чему тут удивляться? Ведь хватило же у них ума отправить в армию 200 студентов, считай 200 хорошо подготовленных агитаторов и борцов с самодержавием, фактически накануне русско-японской войны. Той самой роковой войны, которая вколотила огромное число гвоздей в крышку гроба самодержавия и привела к Первой русской революции.

И не надо вспоминать про опломбированные вагоны, до которых было ещё очень далеко. Никто так целенаправленно не уничтожал самодержавие, как оно само и его верные слуги. А Ленин, выступивший с броневика, и Сталин, приехавший в Петроград из Туруханского края, были лишь следствием всего этого.

Борьба самодержавия со студенчеством привела к появлению в кресле министра народного просвещения такой изумительной держиморды, как Лев Кассо, который, будучи профессором гражданского права, 26 сентября 1910 года ввел запрет на все студенческие союзы и собрания.

Этот «заслуженный юрист» фактически ввёл в студенческой среде режим контртеррористической операции, грубо нарушив несколько законов и уложений империи. Но приближенным к «ближнему кругу» юристам – а Кассо был ставленником премьера Столыпина – всегда удавалось с удивительной лёгкостью принимать противозаконные законы. Вернее, им это разрешалось с благоволения престола, которому они преданно служили и готовы были пойти на любую гнусность ради августейшей милости.

Но были в тогдашней реакционной России честные и смелые люди, кто не захотел с подобной гнусностью мириться. В знак протеста против действий держиморды и беспредельщика Кассо 21 профессор и 109 преподавателей Московского университета ушли в отставку. Случай небывалый в мировой истории, и царскому правительству неплохо было бы сделать тогда выводы. Но выводы умеют делать умные люди, а не сборище коррумпированных, деградировавших дураков.

Пришлось выводы делать самой Истории – в марте 1917 года именно с фронтона Московского университета будет первой в России сбита ненавистная надпись «Императорский университет».

Но это будет потом, а пока верный слуга престола Кассо продолжал затягивать гайки и искоренять крамолу в университетской среде. «Неблагонадежные» профессора и преподаватели всячески третировались и притеснялись, из-за чего многим приходилось увольняться против собственного желания.

В 1912 году пришло время массовых репрессий, когда из учебного заведения было изгнано несколько десятков слушательниц санкт-петербургского Женского медицинского института. Поступок говорящий сам за себя – выкинуть из профессии женщин, будущих врачей, только за то, что не выказывали благоговейного трепета перед презираемой в России императорской фамилией.

За такое выдающееся усердие царь в 1913 году наградил министра народного просвещения орденом Св. Анны 1-й степени. И, наверняка, наградил бы ещё не раз, но время как царя, так и его министра, заканчивалось. Обоим до финальной черты оставалось не так уж и много.

Ставленник обер-вешателя Столыпина – Кассо – прославился не только своим удушением всяческих свобод, но и тем, что всячески навязывал европейские стандарты образования, сознательно отодвигая на второй, а то и на третий план все отечественные достижения в этой области. Это был такой европейскоориентированный господин, считавший, что только просвещенная Европа сможет принести лучи образовательного солнца в мрачную и отсталую Россию.

Он был не первый, для которого Европа была светом в окошке и, конечно же, не последний. Но именно для него История приберегла одну из самых своих зловещих шуток. Что лишний раз доказывает, что с чувством юмора – особенно чёрного – у этой мадам полный порядок.

25 июля 1914 года, находясь в Германии и изучая передовое немецкое образование и прикидывая, что бы ещё позаимствовать у цивилизованных германцев для переноса на русскую почву, Кассо совершенно упустил из вида, что в воздухе отчетливо пахнет порохом.

Кузен Ники решил поссориться с кузеном Вилли, но многих своих верноподданных слуг, находящихся за границей, последний русский царь забыл предупредить о намерениях поучаствовать в европейской войне. В счастливом неведении пребывал и Кассо, раскатывая по Германии до тех пор, пока не был замечен толпой патриотично настроенных бюргеров, которые в этом уроженце Парижа с молдавскими корнями опознали недружественного русского и принялись его вдохновенно бить.

Кассо досталось очень крепко, настолько крепко, что, отбыв с помятыми боками в Россию, он через четыре месяца умер. То ли от последствий побоев, то ли не пережив разочарования в представителях европейской цивилизации.

Лучшей эпитафией для Кассо, впрочем, как и для всей системы образования царской России, стали бы слова Ленина, озвученные депутатом А.Е. Бадаевым в 1913 году: «Наше министерство народного просвещения есть министерство полицейского сыска, глумления над молодежью, надругательства над народным стремлением к знанию».

И с этим нельзя не согласиться, особенно ознакомившись с принятыми ровно 121 год назад «Временными правилами», вводящими беспрецедентную карательную меру в отношении студентов. Такое было бы нормальным для средневековых деспотий, но это стало реальностью хрустобулочной страны, «которую мы потеряли».

Источник
www.km.ru
27.02.2021
источник: www.km.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

обновлен17.04.2021 @ 16:26 всего25,459,сейчас 4 Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru